WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Московский и всея Руси КИРИЛЛ Высокопреосвященнейший ЕВСЕВИЙ, Митрополит Псковский и Порховский, Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря Священноархимандрит Настоятель ...»

-- [ Страница 1 ] --

Икона св. благоверного князя Александра Невского

Святейший Патриарх

Московский и всея Руси КИРИЛЛ

Высокопреосвященнейший ЕВСЕВИЙ,

Митрополит Псковский и Порховский,

Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря

Священноархимандрит

Настоятель воинского храма св. Александра Невского

протоиерей Олег Тэор

Администрация Псковской области

Администрация города Пскова

Программа «Александр Невский» Центра национальной славы

и Фонда Андрея Первозванного

Воинский храм Александра Невского г. Пскова Псковский государственный университет Псковский филиал Академии ФСИН России

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Материалы VII Международных Александро-Невских чтений 15–16 июня 2016 г .

Псков Псковский государственный университет По благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита Псковского и Порховского Евсевия ББК 63.3(2)42 Ч-26 Редакционная коллегия: Протоиерей Олег Тэор, Ю. А. Демьяненко, Н. А. Вальнер, А. В. Филимонов (редактор) СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ: Материалы VII Международных Александро-Невских чтений (г. Псков, 15–16 июня 2016 г.) — Псков : Псковский государственный университет, 2016. — 220 с., илл .

ISBN 978-5-91116-478-2 В сборнике помещены тексты докладов и сообщений VII Международных АлександроНевских чтений, состоявшихся в Пскове 15–16 июня 2016 г .

В них рассматриваются вопросы, связанные с жизнью и деятельностью Александра Невского, памятными местами, увековечением имени и образа князя в произведениях архитектуры, изобразительного искусства и литературы, значением его наследия в духовно-нравственном и патриотическом развитии общества. Большое место занимают материалы, связанные с князем Довмонтом Псковским – продолжателем славных дел Александра Невского. Специальный раздел составили сообщения, сделанные учащимися школ и студентами вузов на юношеской секции чтений .

Материалы публикуются в авторской редакции .

ББК 63.3(2)42 Ч-26 ISBN 978-5-91116-478-2 © Коллектив авторов, 2016 © Псковский государственный университет, 2016

СОДЕРЖАНИЕ

Раздел 1. ИМЯ И ПОДВИГИ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО Михайлов А. А .

Александр Невский в русской военно-исторической литературе конца XIX — начала ХХ вв.

Кабинетская Т. Н .

Псалтирь на Руси от Александра Невского до наших дней

Филимонов А. В .

«Ледовое побоище» в псковской краеведческой литературе 1920–1930-х гг.

Поленок Д. В .

Эпоха Александра Невского в современной исторической прозе

Селезнев А. А .

Село Кобылье городище — реперная точка для поиска места Ледового побоища

Васильев С. В .

Пристав псковской Судной грамоты и других памятников права

Мещенина А. А .

Ученые Санкт-Петербургского университета об Александре Невском (XVIII–ХХ вв.)

Раздел 2. КНЯЗЬ ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ — ПРОДОЛЖАТЕЛЬ СЛАВНЫХ ДЕЛ

АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО

Егоров А. М., Егоров И. А .

Образ князя Довмонта как полководца и политического деятеля

Русанова Л. Ф .

Святой Благоверный князь Довмонт-Тимофей в памяти потомков:

к 750-летию со времени начала княжения в Пскове

Раздел 3. НАСЛЕДНИКИ ВОИНСКИХ ТРАДИЦИЙ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО





Левин Н. Ф .

Об увековечении подвига подпоручика Котлинского

Иваняков Р. И., Ласькова А. И .

«За веру, царя и Отечество»

Иваняков Р. И., Сягайло А. В .

Уголовно-исполнительная система в первые дни Великой Отечественной войны

Иваняков Р. И., Прокопенкова И. А .

«Все для фронта, все для Победы»

Конов Ю. Г .

Кавалеры советского ордена Александра Невского, отмеченные за бои при освобождении Красногородского и Пыталовского районов Псковской области в июле 1944 года

Иваняков Р. И., Одинцова М. А .

Героизм сотрудников уголовно-исполнительной системы Псковской области в современных военных конфликтах

Раздел 4. ОБРАЗ И НАСЛЕДИЕ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ

И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМ РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА

Галицкая И. А .

Крест А. В. Адлерберга

Гусакова В. О .

Дидактическое значение житийной иконы Святого Александра Невского в духовно-нравственном воспитании....100 Никонова И. М .

Курс «Святыни Псковского края» во внеурочной работе образовательных учреждений

Корепина Э. И., Гаврилова Н. В., Григорьева Н. С., Фризина И. А .

Инновационный проект по гражданскому, патриотическому, духовно-нравственному и эстетическому воспитанию «Мы — достойные внуки Великой Победы!»

Сысоева Е. А .

Православное воспитание и работа с одаренными школьниками на примере образа Александра Невского в рамках сотрудничества с Фондом Мира

Вальнер Н. А .

Роль и значение православных чтений в воспитании подрастающего поколения на примере Международных Александро-Невских чтений

Степанова Т. А .

«Довмонтов город»: Программа работы библиотек Псковской области в год 750-летнего юбилея избрания князя Довмонта на псковское княжение

Рыжова Т. С .

Образ Александра Невского в творчестве псковских поэтов

Васильев Г. Н .

Духовно-нравственное воспитание молодежи через проведение интерактивных экскурсий по святым местам

Тихомирова Е. А .

Образовательная программа дополнительного образования детей «История православия» 2015–2016 гг.

Николаева Е. В .

Невская битва: Инсценировка

Васильева М. В .

Роль молитвы в произведениях художественной литературы

Раздел 5. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ И ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ — ДВА ВЕЛИКИХ ПРЕДКА

— В НАРОДНОЙ ПАМЯТИ

Творчество студентов и учащихся Смирнова И. Александр Невский — мыслитель, философ, стратег, святой

Гильфер В. Мифы об Александре Невском

Александрова Н. Александр Невский. Монумент «Ледовое побоище»

Думанская Е. Кобылье городище

Александрова А. Памятник Александру Невскому на Кобыльем городище в память о Ледовом побоище..............142 Алехина О. Свято-Троицкая Александро-Невская лавра

Заборщикова А. Памятник Святому Благоверному Великому князю Александру Невскому в Санкт-Петербурге..147 Тихомирова К. Памятники Александру Невскому в Великом Новгороде

Иванов Д. Имя Святого Благоверного князя Александра Невского в истории Порховского края

Федорова М. Имя Александра Невского в православии Порховского края

Ахметчин Р. Войсковой собор Святого Благоверного князя Александра Невского в Краснодаре

Гасанова А. Исторические события, связанные с храмами Александра Невского в ближнем и дальнем зарубежье

Галкин Т., Солнцев Т., Фишкина Ю. Храмы во имя Святого Александра Невского в Минске и его окрестностях..175 Коваленок А. Храмы во имя Святого Александра Невского в Брестской области

Царева К. Храм памяти, посвященный Александру Невскому, в Болгарии

Быстров И. Довмонт, князь Псковский

Орлова Е. Святой Довмонт-Тимофей — покровитель Пскова

Хуснояров А., Малинина А. Святой Довмонт-Тимофей — покровитель Пскова

Дмитрюкова А. Князь Довмонт-Тимофей Псковский — защита городу и людям его

Москвин Р. Довмонт – защитник Псковской земли

Новиков П. Чести моей никому не отдам… (История меча святого покровителя Пскова)

Рахматуллин И. Меч князя Довмонта

Палкина А. Иконописный образ князя Довмонта-Тимофея

Харлашова А. Александро-Невские юношеские Чтения в Пскове

РАЗДЕЛ 1

ИМЯ И ПОДВИГИ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО

–  –  –

Выдающаяся личность древнерусского князя Александра Ярославича прозванного Невским, привлекала внимание историков, писателей, художников на протяжении многих поколений и не утратила своей значимости в глазах общества по сей день. Заметный вклад в изучение его военно-политической деятельности был внесен на рубеже XIX–XX вв. отечественными военными историками, в том числе, преподавателями средних и высших военно-учебных заведений. Необходимо отметить, что военные педагоги очень рано осознали, какой мощный воспитательный потенциал содержит в себе история. Так, уже в 1758 г .

составители программы для Артиллерийской и Инженерной школы в Санкт-Петербурге отмечали, что история «больше в сердце молодого человека добродетелей вливает, нежели наистрожайшее нравоучение, а сколько подает военнослужащему пользы, того и описать не можно…»1 .

Немалое значение придавалось изучению истории также в кадетских корпусах первой половины-середины XIX в. В 1850 г., под руководством генерал-лейтенанта Я. И. Ростовцева, была разработана «Общая инструкция для составления учебных конспектов и программ военно-учебным заведениям», в которой говорилось: «История есть существенная часть образования общего и необходимое дополнение всякого специального образования»2. При изучении с будущими офицерами зарубежной истории педагогам надлежало проявлять «уважение к общечеловеческим доблестям», отечественная история должна была освещаться с патриотических позиций. «Изложение истории своего народа, — отмечала «Инструкция», — должно быть проникнуто, сверх того и любовью к его судьбам…»3 .

История осталась важнейшим элементом курса в военно-учебных заведениях и после их кардинального преобразования, предпринятого в 1860–1870-е годы под руководством военного министра Д. А. Милютина. На основе кадетских корпусов в то время были созданы общеобразовательные военные гимназии и военные училища, которые давали преимущественно специальную, военную подготовку. Кроме того, в военных округах открывались юнкерские училища, курс которых отличался от военно-училищного более прикладным характером4 .

В 1881 г., при преемнике Д. А. Милютина на министерском посту генерал-лейтенанте П. С. Ванновском, военные гимназии получили старое наименование кадетских корпусов. Правда, они сохранили общеобразовательный характер, но в педагогической системе, воспитательной работе были усилены военные начала .

В военных гимназиях (позже в кадетских корпусах) учащимся преподавали всеобщую и отечественную историю. Основное внимание уделялось развитию государств, войнам, дипломатии, т. е. политической истории. Однако военную историю, как самостоятельную дисциплину, в общеобразовательных военно-учебных заведениях не преподавали. Зато в воспитательной работе ознакомлению питомцев со славными страницами военного прошлого страны придавалось большое значение .

В программу военных и юнкерских училищ военная история, естественно, вошла .

Высшее военное образование офицеры, на рубеже XIX–XX вв., получали в военных академиях: Николаевской Генерального штаба, Михайловской артиллерийской, Николаевской инженерной. В Академии Генерального штаба с самого начала ее существования (1832 г.) военную историю не только преподавали, но и изучали. Здесь создавались исследовательские работы и учебные пособия, в том числе, для военных и юнкерских училищ .

При этом, на рубеже XIX–XX вв. среди отечественных военных теоретиков широкое распространение получила теория, согласно которой основные принципы стратегии считались неизменными, хотя в различные эпохи и в различных условиях они могли проявлять себя по-разному. При таком подходе, опыт прошлого трактовался как ценнейший источник знаний для решения современных стратегических задач .

Генерал от кавалерии Н. Н. Сухотин, занимавший в 1898–1901 гг. пост начальника Академии Генерального штаба, по данному поводу отмечал: «Раскрытие общих черт в деятельности великих полководцев и в военном искусстве в разные эпохи составляет главную цель военно-исторической науки, которая при таком результате и является плодотворным драгоценным фундаментом для прочих отделов военной науки»5 .

В силу указанных подходов военные историки, обращаясь к личности и деятельности Александра Невского, обычно стремились выявить то, что могло способствовать воспитанию у кадет, юнкеров, солдат патриотизма и (или) его заслуги в развитии военного искусства. На труды военных историков, конечно, оказывали влияние также изыскания их современников, академических и университетских исследователей, Н. И. Костомарова, С. М. Соловьева, С. Ф. Платонова и др .

Немаловажно отметить и то, что в военных гимназиях (кадетских корпусах) очень долгое время основным пособием служили «Краткие очерки Русской истории» Д. И. Иловайского (их использовали и в гражданских школах). Пособие это считалось проверенным и надежным, Иловайский излагал материал простым, доступным языком, к тому же с четко выраженных монархических позиций. В Александре Невской Иловайский видел подлинного национального героя. «Это был самый замечательный из всех современных князей, — говорилось в учебнике об Александре Ярославиче, — с блестящею храбростью он умел соединять осторожность и холодную расчетливость»6. Эту оценку многие офицеры слышали на уроках в детстве и, надо полагать, она западала в сознание .

Своеобразное и очень яркое отражение нашла деятельность Александра Невского в работе военного педагога и историка Александра Фомича Петрушевского (1826–1904) «Сказание об Александре Невском», опубликованной в 1867 г.7 А. Ф. Петрушевский получил образование в Новгородском кадетском корпусе и Дворянском полку (в Санкт-Петербурге), до 1881 г. служил в артиллерийских частях. Основной сферой его научных интересов являлась жизнь и время выдающегося русского полководца А. В. Суворова, но занимался он и другими проблемами истории армии. Важнейшим делом считал А. Ф. Петрушевский пропаганду исторических знаний в широких слоях населения, в том числе среди солдат. В «Сказании»

Петрушевский всемерно подчеркивает роль князя, как защитника Руси и Православия, пользуется такими понятиями, как «русская слава», «русская честь», «русские полки» и др .

В 1885 г. работа Петрушевского была переиздана в несколько расширенном виде8. Кроме того, очерк об Александре Невском вошел в подготовленный Петрушевским научно-популярный сборник «Рассказы про старое время на Руси…»9 .

В 1871 г. вышел в свет биографический очерк об Александре Невском, написанный видным историком, публицистом, собирателем рукописей Михаилом Дмитриевичем Хмыровым (1830–1872)10. Немалую часть своей жизни М. Д. Хмыров был связан с военной службой. Он получил воспитание в 1-м Московском кадетском корпусе, был офицером в прославленном Лейб-гвардии Измайловском полку, участвовал в походе российских войск в Венгрию (1849). И, хотя к времени публикации очерка Михаил Дмитриевич, уже почти десять лет находился в отставке (с 1861 г.), военное дело историк, конечно, знал .

Опираясь, в основном, на «Житие» Александра Невского и летописи, Хмыров дал в очерке подробное описание Невской битвы и Ледового побоища. Главными факторами, определившими победу древнерусских воинов над орденским войском на льду Чудского озера, он считал их стойкость, а также действия вступившего в бой позже засадного полка .

По словам Хмырова, немцы нанесли удар клином («свиньей»), но прорваться русского построения не смогли. «…Способ действия свиньею, — писал Хмыров, — выгодный и решительный против войск малодушных и нестойких, в настоящем случае, не имел никакого успеха и только усилил жестокость с обеих сторон. Гордые рыцари, закованные в крепкие брони, хотя и прошли сквозь густые полки Александровы, но далеко не все, потому что мечи и топоры русские уложили многих на этом кровавом пути .

Остальные же, с ужасом видя перед собою, вместо ожидаемого расстройства, живую стену замкнутых рядов, сверкающих оружием, на котором дымилась еще немецкая кровь, — упали духом. Тогда герой Невский начал свое дело: быстро ринулся он с запасными полками, на оторопелых бойцов, смял их, сек и гнал по льду, который алел кровью…»11 .

Высоко оценивая полководческие таланты Александра Ярославича, М. Хмыров одобрял и его политический курс уступок Орде. Он, даже пытался, защищать князя от обвинений в жестокости, проявленной, например, при подавлении антимонгольских выступлений, и доказывал, что расправы были вынужденными. «Если он (Александр Невский — А. М.), — писал Хмыров, — отступал изредка от правил человечности, то — что сказать о тех властителях русских, которые к таковым правилам никогда и не приступали?...»12 .

Важно подчеркнуть, однако, что ни А. Ф. Петрушевский, ни М. Д. Хмыров не стремились написать военно-исторический труд в строгом смысле слова. Их целью было, скорее, показать личность князя, его историческую роль. Среди вышедших в 1870-е годы собственно военно-исторических работ особо видное место занимают труды генерал-лейтенанта Николая Сергеевича Голицына (1809–1892). Н. С. Голицые десять лет (1838–1847) возглавлял Кафедру стратегии и военной истории в Военной академии (Академии Генерального штаба), занимал штабные должности, руководил проводившимся офицерами Генерального штаба статистическим описанием губерний Российской Империи. В 1873–1878 гг. вышел капитальный, многотомный, труд Голицына «Всеобщая военная история», который автор издавал, кстати, за собственный счет .

Следует оговориться сразу, что вклад Древней Руси в развитие военного искусства Голицын оценивал довольно критично. «…Как внутренние, так и внешние русские войны удельного периода, — утверждал Голицын, — хотя весьма важны в отношении политическом и изобилуют доблестными военными подвигами князей и войск русских и хотя в них встречаются некоторые частные, отдельные, более или менее искусные действия, однако, вообще говоря, в отношении собственно к искусству ведения войны, не представляют ничего особенно замечательного…»13 .

Тем не менее, он высоко оценивал заслуги Александра Невского в качестве полководцы и значение его военных побед над шведами, немцами и литовцами 14. Сочинение Н. С. Голицына активно использовалось в военных училищах .

Интересно, однако, что статью об Александре Невского для соответствующего тома «Энциклопедии военных и морских наук» в 1883 г. написал не кто-либо из военных историков, а гражданский педагог Евгений Александрович Белов (1826–1895), преподававший историю в Александровском лицее15. Он, впрочем, пользовался широкой известностью, как автор учебных пособий .

К числу заметных военно-исторических работ принадлежит также вышедшее в 1888–1809 г. издание «Русская военная сила», второй выпуск которого был посвящен военной истории Древней Руси в XIII– XV вв.16. Составителями книги выступила группа офицеров Генерального штаба под редакцией А. Н. Петрова, а издателем видный московский благотворитель, владелец типографии И. Н. Кушнеров. Авторы не только довольно подробно описали сражения на Неве и на Чудском озере, но постарались дать общую характеристику полководческого искусства Александра Невского. «Во всех, …, своих войнах Александр Невский, — говорится в книге, — выказал несомненный военный талант. Действия его отличались всегда быстротою и чрезвычайною решительностью; зная цену времени, он принимал обыкновенно смелые решения и приводил их в исполнение, несмотря на то, что находившиеся в его распоряжении силы нередко совершенно не соответствовали условиям обстановки. Несмотря на это, успех всегда сопровождал его многочисленные военные предприятия и за длинный период нашей истории — от нашествия татар до Дмитрия Донского — Александр Невский является наиболее выдающимся и едва ли не единственным способным полководцем»17 .

Последняя оговорка насчет исключительности таланта Александра Невского неслучайно. В оценке древнерусского военного искусства периода феодальной раздробленности в целом авторы полностью солидаризировались с Голицыным .

Интересно, что описание Ледового побоища в книге значительно отличается от того, которое привел Хмыров. Засадный полк в тексте не упоминается вовсе, победу обеспечивают сохранившие высокую боеспособность к исходу битвы фланги русского построения. При этом, имеется досадная опечатка, которую каким-то образом пропустили и сами авторы, и редакция .

В книге говорится: «Немцы и чудь, построивши свой обыкновенный боевой порядок свиньею (клином), успели было прорвать центр русских и даже часть их обратить в бегство, но в это время Александр с крыльями своего боевого порядка охватил фланги шведов (Sic! — А. М.) и даже зашел и атаковал их в тыл. Немцы дрогнули и побежали, преследуемые русскими на протяжении семи верст»18 .

Линию популяризации военных заслуг Александра Невского в 1891 г. продолжил военный педагог полковник Константин Константинович Абаза (1841–1905), который включил очерк о князе в свой сборник «Отечественные героические рассказы»19. К. Абаза много занимался проблемами обучения солдат, сотрудничал с известным педагогом Н. П. Столпянским, писал, даже, детские рассказы на военно-историческую тематику. Названная книга также адресована не слишком искушенному в науках читателю, а потому написана живо, образно, хотя и не всегда безупречно в историческом плане .

Например, описание битвы на Чудском озере носит у Абазы очень своеобразный характер. «Немцы, выставив копья, — повествует он, — подвигались вперед острым клином или «свиньей», как говорили наши. В кольчугах и шлемах, с длинными мечами, они казались неуязвимыми. Ратники Пскова и Новгорода, осыпав неприятеля тучей стрел, разбились перед ним на кучки, а князь Александр, прикрывшись ими, провел свою дружину скорехонько боком и ударил немцев сзади. И была тут сеча великая…»20. Сражение, таким образом, сведено у Абазы к обходному маневру княжеской дружины .

Личность Александра Невского характеризуется в книге исключительно положительно, включая и его политику в отношении монголов .

В 1895 вышло пособие видного военного историка, профессора Академии Генерального штаба Николая Петровича Михневича (1849–1927) «История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия»21. Уже в 1896 г. работа была переиздана. В 1897 г. Михневич опубликовал работу «Основы русского военного искусства», в которой сравнивал развитие военного искусства в России и Западной Европе22 .

Н. П. Михневич пользовался репутацией и глубокого теоретика военного дела, и опытного штабного офицера. Впоследствии, он был начальником Академии Генштаба (1904–1907), а в годы Первой мировой войны возглавлял Главный штаб. Кстати, в 1907–1908 гг. Н. П. Михневич командовал 24-й пехотной дивизией, три из четырех полков которой квартировали в то время в Пскове .

В отличии от Голицына и его последователей Н. П. Михневич достаточно высоко оценивал военное дело Древней Руси. Однако наиболее выдающимся полководцем, по его мнению, являлся Дмитрий Донской23. Об Александре Невском историк писал довольно скупо .

Больше внимание уделили Александру Ярославичу другой профессор Академии Генерального штаба А. К. Баиов (1871–1935) в своем пособии «Курс истории Русского Военного Искусства», первый выпуск которого увидел свет в 1909 г.24 Надо отметить, что современники, сослуживцы и ученики, давали Баиову разноречивые, зачастую противоположные оценки. Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников, в молодости посещавший лекции Баиова в Академии, в мемуарах отозвался о нем с крайней неприязнью, называл самого профессор «бесталанным», а его лекции «нудными и скучными»25. Здесь, однако, скорее всего сказались политические соображения: А. К. Баиов не принял власти большевиков, участвовал в Белом движении, затем эмигрировал в Эстонию, где фактически стал лидером монархической русской группировки. Своей ненависти с «советам» и «большевизму» Баиов не скрывал .

Баиов внес заметный вклад в изучение отечественной военной истории, особенно, первой трети XVIII в. Военное искусство периода феодальной раздробленности он, однако, вслед за Голицыным, оценивал очень низкого. По мнению Баиова, эффективное развитие военного дела и вооруженных сил могло идти лишь в условиях единого и централизованного государства. Александр Невский с его точки зрения являлся в этом отношении счастливым исключением. Оценивая полководческие качества князя, Баиов отмечал, что он умел быстро и смело маневрировать, хорошо выбирал позиции для боя. Так, в Невской битве, по словам историка, победа досталась Александру, «благодаря стремительности его наступления, как стратегического, так и тактического»26 .

К сходным выводам пришел автор статьи об Александре Невском в первом томе «Военной энциклопедии», напечатанном в первом томе «Военной энциклопедии», он также высоко оценил и государственные таланты князя27 .

К числу выдающихся военачальников, наряду с Дмитрием Донским и Ярославом Мудрым, причислил Александра Невского в кратком «конспекте» по военной истории генерал-майор П. А. Шупинский (1909)28 .

В целом, отечественные военный историки XIX — начала ХХ в. воспринимали историю Древней Руси с несколько меньшим интересом, чем события Нового времени. Тем не менее, масштаб военного и государственного дарования Александра Невского ими осознавался и в ряде работ нашел довольно интересное отражение. С начало Первой мировой войны интерес к личности князю, боровшемуся с «тевтонской угрозой», естественно вырос, приняв одновременно политизированный характер .

Примечания

1. Жерве Н. П., Строев В. Н. Исторический очерк 2-го кадетского корпуса. 1712-1912. Т.1. СПб., 1912. С.31 .

2. Галушко Ю., Колесников А. Школа российского офицерства. Исторический справочник. – М., 1993. С.211 .

3. Там же .

4. См.: Михайлов А. А., Филюк С. О. Создание и развитие системы юнкерских училищ в России в ходе военных реформ 1860–1870-х годов // Военно-исторический журнал. № 8. 2011. С. 25–32 .

5. Цит.по: Русская военная мысль: конец XIX — начало ХХ в. М., 1982. С. 148 .

6. Иловайский Д. И. Краткие очерки Русской истории, приспособленные к курсу средних учебных заведений. Издание 18-е. СПб., 1879. С. 45 .

7. Петрушевский А. Ф. Сказание об Александре Невском. СПб, 1867. 80 с .

8. Петрушевский А. Ф. Сказание о св. благоверном великом князе Александре Невском. СПб., 1885. 71 с .

9. Петрушевский А. Ф. Рассказы про старое время на Руси от начала Русской земли до Петра Великого. Ярославль, 1994. 300 с .

10. Хмыров М. Д. Александр Ярославич Невский. Великий князь Владимирский и всея Руси. Историко-биографический очерк. СПб., 1871. С. 13 .

11. Там же. С. 6 .

12. Там же. С. 10 .

13. Голицын Н. С. Всеобщая военная история средних времен. Части первая и вторая. От падения западной римской империи до введения огнестрельного оружия (476–1350). СПб., 1876. С. 212 .

14. Там же. С. 210–212, 246–250 .

15. [Белов Е. А.]. Александр Невский // Энциклопедия военных и морских наук. Т.1. СПб., 1883. С. 111–112 .

16. Военная сила. Очерк развития выдающихся военных события от начала Руси до наших дней. Вып. II. Период монгольского ига и начала Московского государства. М., 1888. 144 с .

17. Там же. С. 41–42 .

18. Там же. С.42 .

19. Абаза К. К. Отечественные героические рассказы. СПб., 1891. С. 26–38 .

20. Там же. С. 31–32 .

21. Михневич Н.П. История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия. СПб., 1895. 563 с .

22. Михневич Н. П. Основы русского военного искусства. Сравнительный очерк состояния военного искусства в России и Западной Европе в важнейшие исторические эпохи. СПб., 1897. 169 с .

23. Михневич Н. П. История военного искусства с древнейших времен до начала девятнадцатого столетия. Издание 2-е, СПб., 1896. С. 159–162 .

24. Баиов А. К. Курс истории Русского Военного Искусства. Вып.1. От начала Руси до Петра Великого. СПб., 1909 .

160 с .

25. Шапошников Б.М. Воспоминания о службе. М., 2014. С. 133, 134 .

26. Там же. С. 31 .

27. Александр Невский // Военная энциклопедия. Т.I. СПб., 1911. С. 294–295 .

28. Конспект записки по истории русского военного искусства. Ч.1. Древние славяне, военно-княжеская и Царская Русь. Г.-м. Шупинский. – Тверь, 1909. С. 124 .

ПСАЛТИРЬ1 НА РУСИ ОТ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО ДО НАШИХ ДНЕЙ

–  –  –

Псалтирь — одна из древнейших книг человечества. Она создавалась с X по V век до Рождества Христова, и на Русь пришла задолго до Александра Невского, предположительно в ХI веке. «13 июля 2000 г .

на Троицком-XII раскопе из напластований первой четверти XI в. была извлечена уникальная находка — древняя книга (кодекс) с текстом, написанным по воску»2. Это была знаменитая Новгородская псалтирь, самая древняя на сегодняшний день книга Древней Руси на церковнославянском языке русского извода .

«Написавший ее мастер, — как считают ученые, — почти наверное был свидетелем крещения Руси в 988–990 гг.»3 .

Славянский перевод Псалтири осуществили, как известно, святые равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, которые, по свидетельству летописца Нестора, Псалтирь вместе с Евангелием и Апостолом, «переложили первее». И с тех пор эта книга прочно вошла в духовную и бытовую жизнь русского человека, будь то монах, священник, князь, крестьянин или простой ремесленник. Причины такой популярности Псалтири у русских людей очевидны. Именно в этой книге, как ни в какой другой, личная вера в Господа отразилась настолько живо и образно, что позволяла не только молиться, но и плакать, просить о помощи, каяться, славословить Бога, проклинать врагов и радоваться избавлению от зла. Русскому сердцу была близка и понятна вся гамма чувств, представленная в этой необычной книге .

Псалтирь проникнута строгостью веры, поэтому многие ее строки вошли в молитвы, в ней явно звучит и покаяние грешника, который с последней надеждой уповает на Бога. Жизнь на Руси, жестокая и опасная в те времена, была пронизана ощущением близкой гибели от меча или стрелы врага, поэтому в русской душе находил отзвук вопль отчаяния, звучащий в Псалтири, русский человек легко разделял и страх приближающейся смерти. Но в текстах Псалтири было и смирение перед волей Божией, так понятное русскому человеку, который мужественно и с достоинством, не дрогнув, принимал неминуемую смерть, если так было угодно Богу. «Да будет воля Твоя!» Но более всего привлекало то, что книга была переполнена любовью и благодарностью к Тому, Кто создал этот прекрасный мир и самого человека .

Псалтирь, собственно, и переводится, как книга хвалений, благодарений .

Русский человек как-то сразу сумел проникнуть в тайну Псалтири: она не требовала особого изучения или осмысления, этой книгой надо было пользоваться, существовать вместе с ней, сопереживать всему, что в ней написано, и чувствовать то, что переживал автор. Именно тогда Псалтирь становилась настоящей путеводительной книгой. Выучившись грамоте по Псалтири, а иногда и затвердивши многие псалмы наизусть, человек шел с ней по жизни, не расставаясь до самой смерти. Но и после смерти, по православной русской традиции, дошедшей и до наших дней, над ним читали эту книгу .

Исследователи не раз отмечали, что после Евангелия Псалтирь занимала самое важное место в русской культуре Древней Руси. Именно эта часть Ветхого Завета оказывала исключительно большое влияние на духовную жизнь русского человека во времена Александра Невского. Доказательством того, что это была одна из самых востребованных у русского человека книг, служит то, что рукописных списков Псалтири, так же, как и печатных ее изданий, дошло до нашего времени гораздо больше всех других духовных книг, употреблявшихся у наших предков. Древнейшие из Псалтирей и самые известные относятся к XI, XII и XIII вв .

Любовь русских православных к Псалтири проявлялась и в стремлении «изукрасить» любимую книгу. До нас дошли несколько псалтирей, которые представляют собой настоящие произведения искусства .

Это, в первую очередь, Киевская псалтирь — прекрасный образец русской рукописной книги. Она украшена изящными миниатюрами, восходящими к утраченному греческому оригиналу XI века. Таким образом, Киевская псалтирь, да и многие другие древние псалтири, представляет интерес для изучения не только русской, но и византийской художественной культуры .

Псалтирь послужила основой образовательной системы на Руси. С большой долей вероятности, князя Александра, как и других княжеских детей Древней Руси, учили читать по Псалтири, и он ее хорошо знал. В своей книге «Святый благоверный великий князь Александр Ярославович Невский», М. Хитров отмечает, что «князей с молодых лет учили грамоте. Наши князья высоко ставили образование. …Про дядю Александра, Константина Всеволодовича, рассказывается, что он часто и прилежно читал книги и всех умудрял духовными беседами. У него было богатое собрание книг, как греческих, так и русских .

… Наставниками, конечно, были лица духовные, да и самое обучение, имея, главным образом, целью ознакомление с истинами христианской веры, было проникнуто духом христианского благочестия. «Родители святым книгам научиша его», — говорится в жизнеописании св. Александра»4. Догадываемся, что Псалтирь была одной из первых таких книг у князя .

«Христианская Церковь изначала стала употреблять псалмы при богослужении. Они вошли как важнейшая и значительнейшая часть в службы повседневные, воскресные, праздничные и во все частные службы (при разных духовных требах), совершаемые Православной Церковью. От Православной Восточной Церкви такое употребление Псалтири перешло и в нашу Русскую Церковь»5. Естественно, главным предназначением Псалтири и во времена Александра Невского было использование ее в во время церковных служб. Безусловно, князь Александр с детства постоянно в храме слышал псалмы. Княжеский терем внутренним ходом сообщался с церковью, и с самых ранних лет князья ежедневно ходили на раннюю обедню и на все другие церковные службы. Вся жизнь княжеской семьи определялась кругом богослужений. Богослужебное значение Псалтири дошло до наших дней. И сейчас, в наше время, на всех церковных службах и во всех храмах звучит Псалтирь. Это ее главное предназначение не изменилось со времен Александра Невского и не изменится до тех пор, пока на земле жива будет православная вера в людях, пока колокольный звон будут возвещать о начале службы в православных храмах .

Псалтирь была первой учебной книгой для русского человека с самого начала письменности и на протяжении многих веков. Использование Псалтири для обучения грамоте в русской культуре хорошо известно. Одно из первых упоминаний об употреблении Псалтири для обучения грамоте встречается у архиепископа Новгородского Геннадия. Есть упоминание о Псалтыри как книге для обучения и у митрополита Макария (начало XVI в.). В Требнике встречается молитва «На учение грамот детям», в которой испрашивается у Бога помощь понять книжное учение и Давидовы псалмы6. Древнейшим письменным памятником, известным науке, сегодня является Новгородская псалтирь, которая уже упоминалась выше, учебная конца X — начала XI веков. «Псалтирь на протяжении столетий служила своеобразным «учебником» нашим далеким предкам», — писал знаменитый археолог, академик В. Л. Янин. И даже когда впоследствии появились азбуки, то после изучения букв на столе школяра появлялись все те же Псалтирь и Часослов. Справедливо отмечено, что Псалтирь потому выполняла и будет выполнять роль учительной книги, что в ней и человек времен Александра Невского, и наши современники находили и находят самую живую, чисто детскую веру в Бога. Многие столетия, по словам доктора исторических наук, профессора МГУ А. В. Павловской, «чтение книг было по сути эквивалентно образованию: книга была и первым учебником, и способом самоусовершенствования, и образователем ума, и воспитателем сердца. Она одна воплощала в себе всю суть первоначального представления об образовании»7. Человек, выучившийся читать по Псалтири, считался очень грамотным, книжником .

Меняются времена, но всегда человек задумывается о смысле жизни, всегда испытывает необходимость видеть тот путь, на котором он и обретает благо, счастье. «Блажен муж…» — с этого начинается текст Псалтири .

Вот почему Псалтирь оказывала влияние не только на образование русских людей, но и на их быт .

Благодаря ей, у русского народа вырабатывался тот религиозно-нравственный характер жизни, который так ясно выражается во всех чертах исконного семейного русского уклада. Церковь была мерилом жизни и для Александра Невского, так как жизнь не была оторвана от Библии, и эта связь определяла осознание добра и зла, правды и лжи, преданности и предательства, долга и чести. Во все времена Псалтирь была и будет такой путеводительной книгой по жизни, спасительной в самом точном значении этого слова .

Остроумным следует признать замечание одного из пользователей интернета: «Наши предки были зело мудры, когда учили своих чад грамоте по Псалтири. Большевики с этим быстро покончили, и бедные дети стали приобщаться к русскому языку через — «мы не рабы, рабы не мы» и «мама мыла раму». Тезисы, в общем-то, правильные, но какие-то унылые, или, точнее, бескрылые»8.

Согласимся с автором этих слов:

Псалтирь окрыляла, давала иное измерение жизни, иной взгляд на нее. Именно это во многом помогло в дальнейшем князю Александру Невскому справиться с такими, казалось бы, невыполнимыми задачами в борьбе с многочисленными врагами Руси .

Интересно отметить и тот факт, что столетия назад русскому человеку не только нравилась эта книга, но она была близка и понятна, а современному человеку Псалтирь кажется очень сложной, а некоторые псалмы совсем непонятными. Может быть, это объясняется тем, что современный человек привык идти к пониманию через знания, а человек Древней Руси постигал ее усилием духовным, наши прадеды приобщались к свету знаний через высокие истины и понятия А может быть, прав учёный и богослов Клайв С. Льюис, который, размышляя над тем, «что больше всего отталкивает современного читателя Псалтири» от чтения псалмов, с сожалением отмечал, что его «поколение приучено получать все готовеньким, как дети; а вот добрые, старинные няни давали сперва то, что есть труднее, а сладкое — в самом конце»9 .

Чтение Псалтири для мирян времен Александра Невского, как правило, носило характер и домашнего чтения. Не только в церкви слышал молодой князь псалмы Давидовы, но и дома, по вечерам. Поэтому дети запоминали псалмы не только по книге, но и по слуху, при чтении их в церкви и дома. Несмотря на то, что традиции домашнего чтения, к сожалению, вообще постепенно утрачиваются, в православных семьях они сохраняются и в наши дни. Об этом свидетельствуют, например, ученики воскресных школ и православных гимназий. И до сих пор сохраняются общие правила чтения этой книги, дошедшие до нас из глубины веков .

В Православной Церкви существует традиция чтения Псалтири над телом умершего до его погребения и в память после его погребения, которая имеет свое начало в самой отдаленной древности. Продолжая традиции христиан первых веков, певших псалмы при погребении усопших собратьев, обычай этот к IV веку, по свидетельству историка Церкви Сократа Схоластика, стал всеобщим в христианской Церкви .

Конечно, Псалтирь сопровождала Александра Невского и в тот момент его жизни, когда он тяжело заболел, возвращаясь из Орды, и после его скорой кончины. Практика Древней Руси предполагала чтение Псалтири над больными, страдавшими тяжкими продолжительными болезнями, и особенно над теми, которых считали находящимися под влиянием нечистых духов. Псалмы, как песнопения богодухновенные, своей благодатной силой утишали душевные и телесные страдания людей времен Александра Невского, такое же душеспасительное и целительное действие Псалтири мы наблюдаем и сейчас .

Подводя итог, можно констатировать, что Псалтирь в основных и самых главных своих функциях используется в наше время так же, как и во времена Александра Невского. Она и сейчас является после Евангелия одной из главных спасительных книг православного человека, помогает ему пережить житейские испытания и наполняет его жизнь радостью общения с Богом .

Примечания

1. Слово «псалтирь» в современной орфографии допускает разные варианты написания (с «ы» и с «и»): псалтырь и псалтирь. В современной церковной практике чаще употребляется второй вариант, поэтому в статье мы придерживаемся именно этого написания, хотя в цитатах и в оригинальных названиях материалов сохраняется орфография авторская. Написание названия книги с прописной или строчной буквы зависит от значения. Когда речь идет о культовой библейской книге, то Псалтирь пишется с прописной буквы, если слово используется для обозначения конкретного произведения (напр., Чудовская псалтирь XI в), то со строчной (См. Правила русской орфографии и пунктуации, С. 187.)

2. Зализняк А. А., Янин В. Л. Новгородская псалтырь начала ХI века — древнейшая книга Руси // Вестник Российской Академии наук. Т. 71. № 3. 2001. С. 202–209 .

3. Там же .

4. Хитров М. Святый благоверный великий князь Александр Ярославович Невский. М.: Типография М. Д. Сытина и К.1893. с. 29 .

5. Употребление книги Псалтирь в древнем быту русского народа. Научный богословский портал «Богослов.ру», альманах «Альфа и омега», 2001. № 29 .

6. Употребление книги Псалтирь в древнем быту русского народа // Православный собеседник. кн.4, 1857. С. 817 .

7. Павловская А. В. Образование в России: история и традиции: Монография. М., 2003, С. 119 .

8. Псалтырь и современность. Сайт «Русское самодержавие»: [Электронный ресурс]: URL: samoderjavie.ru

9. Льюис К. С. Размышление о псалмах. М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2007, С. 10 .

–  –  –

Псковская земля, занимавшая пограничное положение, в течение нескольких веков была боевым форпостом Руси. Особенно судьбоносное значение имело для всей страны отражение натиска немецкой агрессии — начиная уже с XII в., и, конечно, в XIII в. С Псковской землей в XIII в. связано имя Александра Невского и одна из его блестящих побед — Ледовое побоище в 1242 г. Жизнь А. Невского издавна привлекала внимание деятелей культуры, но русские историки не писали о нем книг по причине малого количества источников. Но при этом в трудах, посвященных борьбе с иноземными захватчиками, имя А. Невского постоянно упоминалось (Н. М. Карамзин, И. Д. Беляев, Н. И. Костомаров и др.), хотя дореволюционные авторы и не придавали должного значения Ледовому побоищу. Изучалось оно довольно поверхностно: авторы в лучшем случае пересказывали текст летописных сообщений .

Такое же положение сохранилось в первые послереволюционные годы, более того: имя Александра Невского, как и упоминания о Ледовом побоище, со страниц книг и периодических изданий вообще стали исчезать. Связано это было с утверждением в советском обществе идей «национального нигилизма», в обстановке которого чувство гордости за историческое прошлое Родины все больше вытеснялось лозунгами интернационализма, а многообразие исторического процесса сводилось лишь к истории классовой борьбы и рассуждениям о «торговом капитализме». Это было характерно и для псковских краеведческих изданий .

Так, в деятельности Псковского общества краеведения какого-либо внимания к страницам героического прошлого вообще не просматривается, а об Александре Невском и Ледовом побоище в немногочисленных краеведческих работах не было никаких упоминаний. Это обнаруживается, например, при изучении четырех выпусков сборника псковских краеведов «Познай свой край» (1924–1929 гг.), как и путеводителей, количество которых исчислялось единицами .

Вообще не упоминал об Александре Невском, например, А. К. Янсон, выпустивший в 1927 г. первый в послереволюционное время обстоятельный путеводитель по Пскову1, и являвшийся автором множества статей о древнем Пскове. В большой статье по истории Псковской земли А. К. Янсон, казалось бы, вплотную подошел к рассказу о событиях, связанных с захватом Пскова немцами в 1240 г. и последующим освобождением города Александром Невским (1242 г.), но связал их лишь с экспансией «торгового капитала», обойдя военную сторону вопроса .

«В XII веке на берег Балтийского моря, к устью Западной Двины, устремилась сильная волна колонизации из прирейнских областей, аналогичная волне французской колонизации на Леванте, обыкновенно называемой «крестовыми походами», — писал он. — Эта волна быстро покорила всю нынешнюю Латвию и Эстонию и угрожала Пскову и Новгороду, которые, очевидно, были конечной целью их стремлений. Уже в XIII веке колонисты образовали сильное торговое государство — так называемый Ливонский орден меченосцев. Цель меченосцев была захватить в свои руки источники тех богатств, которые из Северо-Западной Руси шли по Балтике и Рейну на юг Европы, а также стать ближе к путям восточной торговли. Их финансировала Ганза, прирейнские и даже итальянские города. Но выполнить свою задачу меченосцам все-таки не удалось: Псков отстоял себя от их посягательств. С Ливонским орденом Псков войну никогда почти не прекращал. Если она и не была официально объявлена, то набеги с обеих сторон все же практиковались. Но ливонцы вместе с тем сослужили Пскову и его торговле большую службу. Бок о бок со Псковом стала сильная колония Европы, куда товары было рукой подать и не через посредников. Псковичи сами стали посредниками между Новгородом и ливонскими городами, наживаясь на этом деле…» .

В своем дальнейшем изложении вопроса А. К. Янсон еще больше приблизился к освещению событий 1240–1242 гг., упомянув впервые о Ледовом побоище (при этом неправильно указал его дату — 1241 г .

вместо 1242 г.), но снова «умело» обойдя имя Александра Невского. «В 1237 г. ливонцы соединились с другой колонизационной ратью тех же прирейнских городов, оперировавшей против Литвы — так называемым Тевтонским орденом, и закрепили за собой все свои приобретения, — писал он. — Это развязало им руки для новых операций против Пскова, и в 1240 г. Псков был ими занят благодаря тому, что противник суздальской партии Твердила Иванкович открыл изменой ворота. Победное шествие меченосцев вглубь Псково-Новгородской страны продолжалось почти до самого Новгорода и Луги. Для Псковского края ливонская оккупация была страшным бедствием, т. к. часть населения эмигрировала и при этом был установлен очень суровый режим: взяты были заложники и повсюду установлены строгие чиновники. Но Суздальская партия была еще очень сильна. Она ударила на ливонцев, нанеся им решительное поражение на льду Чудского озера в 1241 г., после чего вся оккупированная область с городом Псковом была освобождена от ливонцев…»2 .

Через два года, в 1929 г. в Ленинграде вышел новый путеводитель по Пскову, написанный А. К. Янсоном совместно с ленинградским историком А.И. Васильевым. При этом раздел по истории города был написан А. И. Васильевым, который тоже обошел стороной и Ледовое побоище, и Александра Невского .

Сосредоточив повествование на противоречиях Пскова с Новгородом, он и ответственность за оставление города в 1240 г. возложил на псковских бояр, бежавших в Новгород: ими город «был сдан немцам, которые владели им около трех лет»3. При этом об освобождении Пскова в 1242 г. Александром Невским вообще не упоминалось. Почти одновременно А.И. Васильевым была написана статья о псковском пригороде Кобыла — одной из крепостей, расположенной на побережье Чудского озера, т. е. в непосредственной близости от места Ледового побоища. В статье содержатся упоминания о набегах немцев на эту территорию, говорится даже о взятии ими в 1240 г. Изборска и Пскова, но об освобождении их, как и о Ледовом побоище, нет даже намека4. Вещественные же остатки сражений с неприятелем на побережье встречались .

Так, например, много старинных вещей местные жители находили у д. Пнево на берегу Чудского озера: от них в 1928 г. в Псковский музей поступили три наконечника копий и кольцо5. Вещевой материал сам по себе еще не мог служить серьезным доказательством для глубоких научных обобщений, требовались для подтверждения его археологические изыскания, которые в 1920-е гг. не проводились .

Своеобразным подведением итогов деятельности псковских краеведов в 1920-е гг. явился путеводитель по древнему и современному Пскову, изданный к 15-й годовщине Октября (1932 г.). Раздел о древнем Пскове для него был написан сотрудником Псковского музея В.А. Богусевичем, который в сжатом виде изложил основные вехи истории города, и в результате получился, по его признанию, «лишь экскурсионный конспект». При этом автор заметил, что немецкие рыцари «обычно в течение ряда столетий (XIII–XV) теснили псковичей. Множество раз за это время Псков испытывал все ужасы осады, и с большим трудом псковичам удавалось отбивать превосходившего их военной техникой врага»6. Получалось, что ни одного удачного похода в ливонские земли псковичи вообще никогда не совершали и ни одного сражения с неприятелем не выиграли. В такой схеме напрасно было искать какое-либо упоминание о Ледовом побоище .

Коренной перелом в подходах к освещению исторических событий произошел после принятия в 1934–1936 гг. Постановлений СНК СССР и ЦК ВКП(б) о преподавании истории. В соответствии с ними не только восстанавливалось преподавание гражданской истории в школах, исторических факультетов — в вузах, но и осуждался «национальный нигилизм», при оценке исторических явлений упор делался не только на их классовую сущность, но и на общенациональные интересы. В связи с этим повысился интерес к героическим страницам прошлого Родины, дававших множество примеров для воспитания патриотизма .

Одной из них как раз и было Ледовое побоище, выдающееся значение которого впервые установила советская историческая наука во второй половине 1930-х гг. Повысился интерес и к другим событиям борьбы русского народа с крестоносной агрессией, что было особенно важно в связи с нарастанием угрозы фашистской опасности .

«В течение двух столетий, — писала 28 марта 1937 г. газета «Правда», — русский народ в лице псковитян и новгородцев вел жестокую борьбу против немецкого «натиска на Восток». В результате этой героической борьбы натиск рыцарей-крестоносцев был сломлен: им не удалось захватить ни одной пяди русской земли и, таким образом, русский народ избавился от опасности порабощения немецкими баронами-крепостниками, которые поработили пруссов, латышей и эстонцев» .

С изменением оценок событий прошлого и роли отдельных личностей прежде всего было подвергнуто критике содержание экспозиции исторического отдела Псковского музея, построенной в начале 1930х гг. под руководством В. А. Богусевича. «В 1242 году Александр Невский, освободив Псков от немецких рыцарей-захватчиков, разбивает их на льду Чудского озера, — писал один из критиков. — В выдержках из «Хронологических выписок» К. Маркса («Большевик» № 24, 1936 год) читаем об этом: «1242 год .

Александр Невский выступает против немецких рыцарей, разбивает их на льду Чудского озера, так что прохвосты (die Lumpacii) были окончательно отброшены от русской границы»… Это крупнейшее событие в истории Пскова и всего русского народа музеем вовсе не отражено. А ведь в музее есть «вещественные свидетели» разбойничьих дел немецких псов-рыцарей: их рыцарские доспехи и оружие. Но все это показывается музеем в другой связи, для демонстрации развития… материальной культуры» .

В вину руководству музея вменялось также распространение вышеуказанной работы Н. И. Платонова и В. А. Богусевича, в которой «что ни фраза, то искажение истории», потому что в ней «борьба русского народа в лице псковитян с немецкими рыцарями-поработителями изображается, как борьба русского торгового капитала с обезличенным западно-европейским… Неверно изображение похода и войн против немецких рыцарей только как относительно удачных, так же как и неверно утверждение, что в этих войнах рыцари обычно теснили псковичей. Как мы видели, уже победой Александра Невского в 1242 году прохвосты-рыцари были окончательно отброшены от русской земли…»7 .

Приведенная цитата из «Хронологических выписок» К. Маркса становилась хрестоматийной, и во второй половине 1930-х гг. постоянно повторялась авторами работ о героических страницах Псковского края. Крупных исследований, как и путеводителей, в 1930-е гг. в Пскове не выходило, «историография»

вопроса представлена почти исключительно статьями в газетах, написанными сотрудниками Псковского музея и столичными авторами. Количество их невелико: в течение 1938–1939 гг. в газете «Псковский колхозник» появилось в общей сложности четыре статьи, две из которых были написаны псковскими авторами (Т. В. Стрижева и И. Н. Ларионов), и еще две — иногородними: московским историком К. В. Базилевичем и ленинградцем А. И. Васильевым8. По содержанию все они похожи друг на друга: хотя в названиях некоторых обозначена именно битва «на льду Чудского озера», как правило, все авторы ретроспективно показывали основные этапы борьбы с немецкой агрессией, начиная с XII в., обязательно приводили сведения об Александре Невском, упоминали о его славной победе над шведами в 1240 г., освобождении Пскова, и, конечно, воспроизводили на основе летописных сообщений картину Ледового побоища, называя и его место — «на Чудском озере, на Узмени, у Воронья камня». Особенно подробно изложила ход битвы Т. В. Стрижева, приведя летописный рассказ о ней и переведя его на современный язык. Не менее обстоятельно писал о ходе Ледового побоища К. В. Базилевич, «заметил» на этот раз его и А. И. Васильев. Некоторые авторы писали о дальнейших столкновениях с немцами — после «ледовой битвы» — в XIV–XV вв .

12 апреля 1938 г. газета «Псковский колхозник» в дополнение к опубликованным статьям отвела целую полосу для материалов, объединенных общим заголовком «Прохвосты были окончательно отброшены от русской границы…» (В ней в хронологической последовательности приводились летописные сообщения о борьбе с немецкой агрессией в XII–XV вв., были помещены рисунки со старой гравюры с изображением битвы на Чудском озере). Почти все авторы в обязательном порядке приводили указанную цитату К. Маркса «о псах-рыцарях — прохвостах», заимствовав у него и другое определение захватчиков, как «крестоносной сволочи». В обстановке развернутого в стране «большого террора» и «шпиономании» не забывали упомянуть и о предательстве псковского посадника Твердилы, сдавшего Псков немцам, и одновременно подчеркивали, что разгром агрессоров в Ледовом побоище «является хорошим уроком для современных германских фашистов», затевающих новый «крестовый поход» на Восток .

Материалы И. Н. Ларионова были положены им в основу раздела для последнего довоенного сборника о Пскове, в котором автор в сжатом виде изложил основные вехи истории древнего города. О событиях 1240–1242 гг. развернутого повествования в книге не давалось, И. Н. Ларионов ограничился лишь несколькими фразами: «С помощью изменника псковского посадника Твердилы Ивановича немцы в 1240 году захватили Псков. Отсюда немцы подготовляли завоевание Новгорода. В Новгороде собиралось грозное ополчение для отпора врагу. Русские войска в 1242 году вод водительством героя Невской битвы

– князя Александра – освободили Псков. С большой радостью вернулись псковичи в свои родные места, а отсюда с новгородцами двинулись к Чудскому озеру, навстречу главным силам немцев. Знаменитое в истории Ледовое побоище произошло 5 апреля (ст. стиля) 1242 года у Вороньего острова. Разбитые наголову немцы поплатились лучшими своими силами. С торжеством возвращалась русская рать в Псков после победы»9. В 1939 г. сотрудниками Псковского музея, в составе которой был и И. Н. Ларионов, совершила экспедицию на побережье Чудского озера, т. е. в места, связанные с Ледовым побоищем. Экспедиция, однако, носила преимущественно разведочный характер, масштабные археологические исследования за ней не последовали10. В целом же в конце 1930-х гг. научно-популярными публикациями в псковских газетах было сформировано лишь самое общее представление о Ледовом побоище, до глубоких монографических исследований дело тогда не дошло .

После же подписания летом-осенью 1939 г. договоров СССР с Германией статьи в псковских газетах о Ледовом побоище и других фактах борьбы с крестоносной агрессией печататься перестали. Лишь в статье А. И. Васильева о взаимоотношениях Пскова с Новгородом (1940 г.) единственный раз появилась фраза, во многом повторявшая вывод автора, сделанный еще 1929 г., и в подробностях о славной странице истории Родины не рассказывавшая: «Тесные связи бояр с рыцарями привели к тому, что в 1240 г. изменник посадник Твердила Иванкович сдал Псков немцам, а псковские бояре помогали рыцарям опустошать новгородские земли (В 1242 г. Псков был освобожден от ига иноплеменников князем Александром Невским)»11 .

Тема Ледового побоища и личность Александра Невского с новой силой вновь стали востребованными с началом Великой Отечественной войны .

Примечания

1. Янсон А. К. Псков в его прошлом. Пособие по общеобразовательным экскурсиям по гор. Пскову. Псков, 1927 .

2. Янсон А. К. Прошлое Псковского края // Псковский край: Краеведный сборник. Псков, 1927. С. 234, 245 .

3. Васильев Арк., Янсон А. К. Древний Псков. Исторический очерк и путеводитель. Л., 1929. С. 12 .

4. Васильев Арк. Городок Кобыла и Кобылинский уезд (Из прошлого Псковской земли) // Познай свой край: Сборник Псковского общества краеведения. Вып. 4. Псков, 1929. С. 43–53 .

5. Псковский набат. 1928. 11 ноября

6. Платонов Н. И., Богусевич В. А. Современный и древний Псков: Путеводитель. Псков, 1932. С. 30 .

7. Мищенко М. Музей истории … без истории // Псковский колхозник. 1937. 24 мая .

8. Стрижева Т. В. Как русские немецких рыцарей били // Псковский колхозник. 1938. 9 апреля; Базилевич К. В .

Битва на Чудском озере // Псковский колхозник. 1938. 18 апреля; Ларионов И. Н. Псков в борьбе с немцами // Псковский колхозник. 1938. 8 октября; Васильев Арк. Разгром немецких «псов-рыцарей» на льду Чудского озера // Псковский колхозник. 1939. 12 апреля .

9. Ларионов И.Н. Псков древний //На берегах Псковы и Великой: Сборник. Псков, 1939. С.4

10. Подробнее об этом: Филимонов А. В. Экспедиция к месту Ледового побоища (1939 г.) //Святой Благоверный князь Александр Невский в истории России: Материалы V Международных Александро-Невских чтений (26– 27 июня 2014 г.). Псков, 2014. С. 50–52

11. Васильев Арк. Псков — пригород Новгорода // Псковский рабочий. 1940. 27 декабря .

ЭПОХА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРОЗЕ

–  –  –

Не секрет, что мы, как читатели, иногда познаем исторические события не с помощью учебников по истории или научных монографий, а через художественные произведения. Познавательная и воспитательная роль, а также эмоциональное воздействие художественных произведений исторического жанра огромна. События исторического прошлого оживают под пером писателя, наполняются живым содержанием. Образы исторических деятелей, созданные творческой фантазией художника, вызывают у читателя любовь или ненависть, уважение или презрение. И хотя многие произведения этого жанра не всегда равноценны по своей исторической достоверности, каждый автор имеет право на художественное изображение исторических событий, авторский вымысел и свое видение эпохи, даже если оно не совпадает с зафиксированными в исторических источниках фактами [5, с. 3] .

Большинство художественных произведений, посвященных времени Александра Невского, было создано после Великой Отечественной войны. В своей работе по созданию художественной истории Древней Руси писатели, как правило, шли следом за учеными, так как именно в послевоенные годы в советской науке были разработаны многие вопросы, освещающие этот период нашей истории в соответствии с существующей в советское время идеологией. Это романы В. Яна, А. Югова, А. Субботина и другие произведения, на первый план в которых выступают именно героические мотивы. В стороне остаются внутренние противоречия Руси, княжеские междоусобицы, разное отношение к католическому Западу и Орде, не раскрывается вся сложность исторической обстановки эпохи .

Новое время, наступившее в России в 1990-е гг. позволило писателям, обратившимся к событиям давно минувших дней, использовать для создания художественно-исторических образов исследования как советских историков, так и дореволюционных, прежде не издававшихся, кроме того, появились работы так называемых альтернативных историков, чьи «изыскания» привели к совершенно фантастической трактовке исторического процесса .

Несмотря на все эти изменения, русский исторический роман в классическом его виде выжил, продолжился, развивается. В том числе и произведения, посвященные Александру Невскому и его эпохе, не говоря о разном уровне художественности, вышли из-под пера многих писателей .

Казалось бы, что нового можно написать об известных всем Ледовом побоище, Невской битве, взаимоотношениях с Золотой Ордой и Католическими Орденами Западной Европы? А прочитаешь роман — и откроешь для себя совершенно новый, многообразный, не зафиксированный ни в каких учебниках мир, поймёшь, сколько неведомого, таинственно прекрасного и поучительного осталось «за кадром» в школе.. .

Открыть обзор современных произведений об интересующей нас эпохе хотелось бы с романа — трилогии Сергея Мосияша «Александр Невский» [7] .

Писатель, не будучи свидетелем захватывающих исторических событий, повествует о них легко и убедительно, поэтому его романы пользуются популярностью и выдерживают несколько переизданий .

«Александр Невский» — первый из исторических романов Сергея Павловича, выдержавший пять переизданий .

Роман «Александр Невский» впервые был опубликован в 1982 г., в 1994 г.вышел в серии «Рюриковичи» и представляет собой жизнеописание князя с детских лет и до его кончины.

В издание включена трилогия об Александре Невском:

Княжич .

Князь .

Устроитель .

Выразительны и названия частей и глав романа:

«Переяславские годы», «Господин Великий Новгород», «Ты наш князь!», «Семо и овамо» (=туда и сюда), «За землю русскую», «Главный бой даю я!», «Изгоном на Псков», «В народе сила», «С вече спорить неча», «Соромная грамота» (от Биргера), «Брат на брата пуще супостата», «Бороните брони сердце» и др .

Сергей Мосияш создал произведение, в целом соответствующее тому представлению, которое сложилось в исторической литературе об эпохе Александра Невского, этот роман написан в традиционном историко-патриотическом ключе: перед читателем предстает и процесс феодальной раздробленности, и зависимости от Золотой Орды и необходимость постоянной войны с Западными католическими орденами, и постоянные междоусобицы («Брат на брата пуще супостата»). Роман Мосияша словно большое полотно в каждом рисунке открывает нам эту эпоху .

Писателю удалось показать не отдельные разрозненные эпизоды, а цельную картину жизни Русского государства. Хотелось бы отметить логическую стройность повествования, события хронологически выстроены, нет перескакиваний с одного на другое и пропусков каких-то даже незначительных происшествий. У многих писателей все заканчивается Ледовым побоищем, а если и доходят в своем повествовании до смерти князя, то выпускают из внимания все остальное, словно сразу после битвы на Чудском озере он поехал в Орду, заболел и умер .

Александр Невский в романе С. Мосияша — истинный патриот Руси, сумевший приложить немало усилий в период своего правления для сохранения ее для потомков. Его последние слова были о ней, о Руси — что же будет с Русью?

Борис Васильев, писатель, более известный нам по произведениям о Великой Отечественной войне («А зори здесь тихие…», «В списках не значится» и др.), всегда уделял в своём творчестве внимание современным острым социальным темам и российской истории. В последние годы жизни выпустил ряд романов из ранней истории Руси: «Вещий Олег» (1996), «Александр Невский» (1997), «Князь Святослав»

(2006), «Владимир Красное Солнышко» (2007), «Владимир Мономах» (2010). В историческом романе «Князь Ярослав и его сыновья» (это первоначальное заглавие романа «Александр Невский»), писатель старался показать не только роль личности в истории, но и условия, способствующие или мешающие выдвижению лидера, полководца, главы государства. Патриотический подвиг Александра Невского настолько велик, что надо разобраться в судьбе этой личности, и исторических условиях, когда ему пришлось жить и действовать. Именно в этом романе мы видим отчетливо всю трагедию феодальной раздробленности и монголо-татарского нашествия на Русь .

На страницах романа Б. Васильева история уже произошла, и мы это понимаем, читая комментарии автора, описание исторических событий с точки зрения совершившихся. Страницы романа почти ничего не прибавляют к научно-исторической хронике, представляя собой художественно изложенные страницы учебников или монографий. Так проходят картины Невской битвы и Ледового побоища, также описаны и в начале романа нашествие монголо-татар и взятие Киева Батыем. Почти постоянны в романе строки, относящиеся к тем или иным событиям (чаще о поражениях в битвах): «Первое столкновение с татарами завершилось полным и очень жестоким разгромом объединенных сил южной Руси, но никому и в голову не пришло задуматься о его причинах»; «…Удалой не задумывался, почему же все-таки разбитые татары не уходят за Калку…» [2, с. 48] .

Авторскому стилю присущи очень меткие и эмоционально окрашенные описания разорений и потерь, кровавых битв, например, за душу берет описание осады Козельска: «Беспощадная татарская стрела, пронзившая тело Великого княжества Владимирского, на целых семь недель застряла в мало кому доселе известного городка Козельска. …» [2, с. 73] .

Или, например: «Злым был февраль соленого от крови года… Зло было кругом, во всей степи, во всем мире и в каждом доме, потому что зло посеяли люди, и оно взросло и крепло, опившись кровью и обожравшись трупным мясом». «И восстал брат на брата, и род на род, и племя на племя. И убивали друг друга, и выкалывали глаза, и урезали языки, и насиловали дев и молодых жен, бросая их умирать на перекрестках никому не нужных дорог» — приводит Васильев цитату, являющуюся переложением пророчества о втором пришествии Христа. В этих словах автора — выводы о тяжелом положении на Руси времен Александра Невского .

Такие персонажи, как князь Ярослав, Александр Невский, хотя и должны являться главными героями, исходя из названия произведения и их исторической роли, на деле в повествовании нередко уходят на второй план — внутренний мир этих героев не раскрыт до конца, особенно Александра Невского — его образ несколько схематичен, лишь изредка ему дается какая-то роль, слова и поступки. На первый план чаще выходит Сбыслав — внебрачный сын Ярослава, его образ написан более естественно, его поступки живые и эмоциональные, он в романе думает и действует. Нередко речь действующих лиц звучит как диалог «ребят с нашего двора» периода 90-х .

Интересно, что выбор Пути Руси — союз с Ордой или Западом определяет не Александр или его отец, а сам Батый. Он говорит Сбыславу: «Союз между мной и Русью предопределен самим небом. Русь — это либо запад, либо север: либо Даниил Галицкий либо Александр Невский. Кто из них окажется моим союзником, а кто — моим врагом, зависит только от тебя, боярин Федор» [2] .

Итак, в романе Б. Васильева эпоха описывается глазами автора, нашего современника, он дает характеристики персонажам, строит повествование на основе изученных документов, упоминает их в тексте .

Особо важное место в текущей исторической прозе занимает православно-христианская тематика .

Почему православная тематика, церковно-христианские мотивы всё глубже пронизывают историческую прозу? «Православная Церковь — средоточие истории России, центр духовной и общественной жизни нации, — подчеркнул политик и философ Сергей Бабурин — именно Православие обеспечивает преемственность различных периодов Российской государственности — от Святого Владимира до наших дней .

Россия — это подлинное царство святых: Андрей Боголюбский, Даниил Московский, Александр Невский, Димитрий Донской, Федор Ушаков» [1, c. 87–88] .

Христианско-православная линия повествования об эпохе Александра Невского проходит в романе Александра Сегеня «Солнце земли Русской» (2003) .

Эпоха Невского интересна своей сложностью: мужание, взросление молодого князя Александра и стремление защитить свою отчину описаны многими писателями, но избранность князя, светлая его душа, освященная светом благодатного огня, принесенного монахом Алексием из самого Иерусалима — вот истоки «Солнца земли Русской». Избранность князя с самого детства ведома только монаху Алексию, он молится за него, приносит лампаду с благодатным огнем и, погибая, чудесным образом передает этот огонь во сне князю и огонь этот отныне освещает его изнутри .

Писатель не злоупотребляет историческими деталями, не архаизирует язык героев, он стремится передать дух эпохи, ее атмосферу, у него нет исторических манекенов, есть живые люди с их индивидуальными особенностями, привычками, люди, живущие в своем времени .

Мы привыкли, что Александр Невский всегда в думах о Руси, он мудрый дипломат, воин, в юности — ловкий охотник, ему не чужды мирские дела, но Сегень уж очень все упрощает. Описание семейного счастья Александра отдает сусальностью и сентиментальностью, княгиня Феодосия без конца всех целует, лепит пельмени вместе с невесткой, посылает с князем Андреем пирожки Александру в поход на свеев. Здесь он в семье или окружении своих близких, вообще нет конфликтов с новгородцами, все всегда за него, нет княжеских междоусобиц, о Батые, о монголо-татарах лишь упоминается в разговорах. Некоторые сцены в романе просто вызывают улыбку. Например, как принимается решение дать бой шведам на Неве. Александр со своими верными друзьями и владыкой Спиридоном трапезничает после праздника - Дня Равноапостольной княгини Ольги, прибегает посыльный от Пелгусия, приносит весть о свеях [шведах], которые высадились на берегу Невы .

Далее повествование ведется от лица Саввы — оруженосца и близкого друга Александра [с. 140] .

«Даже смысл его слов не сразу проник в мою глупую башню(какой-то несвойственный эпохе сленг), в коей хранились мозги, напичканные одними бесполезными мыслями. И лишь когда увидел, как смертельно побледнела княгиня Александра Брячиславна, как приосанился князь наш, Александр Ярославич, как стряхнулась старческая пыль с лика архиепископа Спиридона и какими ястребами и соколами встопорщили свои перья дружинники, только тогда свистящей и радостной стрелой вонзилось в меня долгожданное известие: «Война!»

— Благословляю, — тихо, но отчетливо сказал тут архиепископ Спиридон, и я чуть было не бросился к нему, желая облобызать. — Иду теперь в Софию. Вы же собирайте войска да приходите все ко мне крест целовать. — И ушел голубчик .

Так просто решилось дело. Сомневавшиеся пошли на попятную, и Домаш с Юрятой взялись рассуждать о том, что и впрямь негоже отвлекать Ярослава Всевыча, коему тяжелые приуготовления к новому нашествию Батыя ныне ни дня покоя не дают» [10, с. 143–144] .

Благословение владыки сопровождается словами «Не в силе Бог, а в правде», он надевает Александру ладанку с солнцем на крышке и волосами св. Владимира — крестителя Руси. Прослеживаются взаимосвязи Владимир — Красное солнышко = Александр — Солнце земли русской. Солнце становится одним из главных символов в романе, в изображении пейзажа после Невской битвы глава начинается «Солнце было красным… [10, с. 245], «солнце лишь изредка выплескивало лучи свои, не желая глядеть на окровавленную ледяную поверхность» — сцена после Ледового побоища, «замироточила икона Солнечный Спас» .

Повествование наполнено чудесами — не обошлось и без чудесной помощи ангелов, гл. «Побитые ангелами» [10, с. 251], воскрешаются фольклорные образы — сравнение битвы с кровавой жатвой, как в древнерусской литературе и былинах .

Невская битва происходит — Сегень это подчеркивает — в день памяти Св. Равноапостольного князя Владимира, перед битвой — день Архангела Гавриила, молебен в храме в Старой Ладоге, праздничная трапеза, перед молебном — баня, и после отдыха дружина Александра полна отваги .

Совсем по-другому отдыхают в лагере Биргера. Там царит разврат, пьянство, отряд перед битвой совершенно разнуздан, мы бы сказали деморализован, и потому Александр быстро внезапным ударом побеждает в Невской битве .

Есть в романе эпизоды совершенно фантазийные — появление нечисти, которая хочет истребить Александра, «погасить солнце земли Русской», тогда погаснет солнце православия и будет погибель русской земле. Зачем это было нужно? Может быть автор хотел показать, что на Руси еще сильны были языческие традиции, намекнуть, что приход католиков сродни тьме языческой? Если обратиться к анализу творчества Сегеня, то в его произведениях всегда отмечалось борьба добра и зла, света и тьмы .

Метафорической проекцией, постоянно сопутствующей описанию битв, является пир — данный образ хорошо разработан в фольклоре и древнерусской литературе и включает в себя целый ряд постоянных компонентов: жажда, кровь-вино, опьянение (сравнение павших воинов с захмелевшими гостями). Здесь мы не будем углубляться в исследование данной темы. Заметим лишь, что метафора битвы-пира, в которой враги предстают угощаемыми гостями, действительно одна из самых распространённых в воинской поэтике Древней Руси.

И Сегень тоже заимствует эти образы в своем повествовании:

«Скажите ярлу, что я зла на них не держу — отвечал Александр, — он и Биргер получили по заслугам, и теперь, будучи побежденными мною, они мне не враги… И пусть убираются восвояси и всем своим папежникам скажут, что каждому, кто подобным чином к нам в гости заявится, подобное же пиршество будет мною уготовано. Уж простите, что так скатерть запачкали горячим вином!» [10, с. 248–249] .

Другой особенностью изображения в романе является погружение в эпоху вместе с героями повествования. Когда оно ведется то от лица оруженосца Саввы, тогда язык обогащается простонародной речью, диалектной лексикой, когда от лица немецкого рыцаря — чувствуется иноземный говор, когда от лица автора, опять же — не сухой рассказ историка, а пересказ очевидца событий, но более грамотного, не простолюдина .

Такова архитектоника повествования Александра Сегеня — нигде роман не превращается в историческую хронику, нигде не переходит в простое описание места, времени или события. Каждая сцена, каждая передвижка автора и героев совершается с прекрасной убедительной естественностью, с полным живым ощущением реальности обстановки. Конечно, автор опускает некоторые перепетии истории, мы почти не встречаем в романе сцен противостояния новгородского веча и Александра Невского, в стороне остались княжеские междоусобицы, а о разорении татаро-монголами Русской земли читаем на страницах, посвященных возвращению из Иерусалима инока Алексия, принесшего частицу благодатного огня Александру. Мы читаем роман как увлекательную сказку, язык которой сочен и богат. Автор отсылает нас к фольклору, древнерусским воинским повестям и былинам и в этом тоже своя ценность .

Нужно признать, что Сегень идеализирует русскую историю, до того подчас отвлеченными, вневременными предстали у него идеалы народа, князей, равенства и общерусского единства, которыми живут герои романа. До того навязчиво их здоровый быт выписан в противовес разлагающемуся войску Ливонского и Тевтонского войска. Православная Русь и католическая Европа представлены в романе как два полюса добра и зла. На одном — целомудренная простота нравов, открытость княжеской политики, на другом — разврат, пьянство, меркантильные интересы, разложение даже среди священнослужителей. Да еще и пособничество темных сил — Янис и колдун Ягорма (оборотень). Здесь и искренность дружбы между Ярославичем и Господином Великим Новгородом, и любвеобилие княгини Феодосии-Ростиславовны, и наивность князя Андрея Ярославича и его взаимопонимание с Александром, все это уводит нас в мир идиллического прошлого Русской земли. И это в то время, когда уже прогремели первые раскаты грозных потрясений, которые неотвратимо приведут Древнюю Русь к жестокой национальной трагедии на Калке и под Рязанью, уже была междоусобная резня на Липице и гибель русских князей с их дружинами на реке Сити, а впереди целые века порабощения татаро-монголами. «За наше ненасытство навел Бог на ны поганые; а и скоты наша и села наша и имения за теми суть, а мы своих злых дел не останем» — так осуждающе скажет летописец, осмысливая пережитое. Этой необходимой ноты, показывающей сложность эпохи, как-то не прозвучало в романе Сегеня .

Завершить рассказ о романах, посвященных эпохе Александра Невского можно произведением С. Юхнова «Лазутчик Александра Невского» или «Сурок» .

Книга «Сурок» подольского прозаика Сергея Юхнова — это еще одна попытка проанализировать то время, но попытка необычная. Юхнов описывает жизнь и подвиг безымянного «лазутчика» с агентурным именем Сурок, внедренного в верхушку иноземной власти. Разведчик, прошедший суровую школу жизни, побывавший в Крестовом походе, постепенно, шаг за шагом, поднимается по карьерной лестнице ватиканской спецслужбы. От помощника знатного юноши-крестоносца (от которого Сурок наследует титул и имя) разведчик поднимается до руководителя инквизиции. Причем добывание должностей оказывается возможным не подкупами и убийствами, а стечением обстоятельств (хотя, естественно, случайностей не бывает) и высоким моральным обликом лазутчика, который (облик) уже в то время становится редкостью в кругах высокопоставленного католического духовенства .

Являя собой образец умного и честного рыцаря, в своей душе, в своей тайной жизни он по-прежнему остается православным русским. Играя по правилам ватиканского двора и рыцарского ордена, Сурок выискивает редкие минуты одиночества, чтобы помолиться .

В то же время его донесения, передаваемые тайными путями князю Александру, содержат исчерпывающую информацию о планах рыцарских орденов и Ватикана .

Произведение Сергея Юхнова раскрывает перед нами другую страницу истории 13 века. Показана изнутри жизнь рыцарского ордена, поступки папы Григория IX, его мысли. Монахи, колдуны, русские купцы, скоморохи и лазутчики — такой пестрый мир средневековья предстает перед нами со страниц романа .

Данное произведение скорее можно назвать развлекательно-познавательным, нежели житийно-патриотическим или историческим романом. Но и оно может подтолкнуть пытливого читателя к тому, чтобы заняться изучением исторических документов или интернет-сайтов, посвященных эпохе Александра Невского .

Осмысление рассмотренных исторических произведений обнаруживает разность творческой индивидуальности писателей, их миропонимания и подхода к истории и человеку. Главное же, писатели не ограничиваются простым описанием исторического события или пересказом на современный язык той же летописи. Они должны показать внутреннее состояние действующих лиц, их мысли и чувства, показать не только их исторические деяния, но и повседневно-житейские радости и горести — другими словами, показать их живыми людьми во плоти и крови. Нравственно-дидактическая ценность произведений, посвященных эпохе Александра Невского, заключается в умении выразить силой художественного слова чувство патриотизма и верности русским традициям .

Источники и литература

1. Бабурин С. На основе вековых традиций / С. Бабурин, В. Юдин // Молодая гвардия. 2008. № 3. С. 85–105 .

2. Васильев Б. Александр Невский. М.: Вагриус, 2004. 448 с .

3. Долгов В. В. Александр Невский // Вопросы истории. 2015. № 10. С. 17–36 .

4. Дубин Б. В. Советский и постсоветский исторический роман: герои, поэтика, социальные функции//Феномен прошлого/отв. ред. И. М. Савельева, А.В. Полетаев; Гос. Ун-т — Высшая школа экономики. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2005. С. 252–291 .

5. Каргалов В. В. Древняя Русь в советской художественной литературе. Достоверность исторического романа. М.:

Высшая школа, 1968. 184 с .

6. Ленобль Г. История и литература. 2-е изд. М.: Художественная литература, 1977. 301 с .

7. Мосияш Сергей. Александр Невский: роман-трилогия. М.: Армада, 1994. 624 с .

8. Мясников В. Историческая беллетристика: спрос и предложение // Новый мир. 2002. № 4. С. 147–155 .

9. Оскоцкий В. Д. Роман и история: Традиции и новаторство советского исторического романа. М.: Художественная литература, 1980. 384с .

10. Сегень А. Невская битва. Солнце земли русской. М.: АСТ: Астрель, 2003 .

11. Юдин В. Истории шаги саженьи [Электронный ресурс]: URL: http://www.rospisatel.ru/yudin.htm

12. Юхнов Сергей. Лазутчик Александра Невского. М.: Яуза, Эксмо, Лепта Книга, 2008. 544 с .

13. Интернет-ресурсы:

14. [Электронный ресурс]: URL: http://uchitellovesnosti.ru/publ/drevnerusskaja_literatura/po_stranicam_bylin/zagadki_ chudo_pakharja_mikula_seljaninovich/108-1-0-2341

СЕЛО КОБЫЛЬЕ ГОРОДИЩЕ — РЕПЕРНАЯ ТОЧКА ДЛЯ ПОИСКА

МЕСТА ЛЕДОВОГО ПОБОИЩА

–  –  –

Рис. 1. Вид на острова Горушка, Городец, Вороний с вершины лесов церкви Архангела Михаила .

Со дня победы дружин под руководством новгородского князя Александра на Чудском озере минуло более семи столетий. Тем не менее, вопрос, где началось летописное сражение по-прежнему остаётся актуальным. На первый взгляд он не вызывает особых осложнений, так как все летописцы указывают его точные координаты: Чудское озеро, Узмень, Вороний камень. Но прошло 774 года и соотечественники авторов летописных первоисточников не могут найти на карте Чудского озера ни Узмени, ни места где находится Вороний камень.

Что же касается описания хода сражения, то чем «моложе» первоисточник тем сложней понять, где написано ближе к истине - судите сами:

В Новгородской летописи (старшего извода) указано, что немцев гнали «…7 верст до Суболического берега…», в иных летописях «…7 верст до Соболического..»;

В Псковских летописях датой начала сражения вместо 5 апреля «на память святаго мученика Клавдия», (1) указана дата 1 апреля «на память святаго мученика Феодула». Справедливости ради, следует отметить — в Софийской 1-й летописи опять восстановлено 5 апреля — «на память святаго мученика Клавдия» .

В Новгородской 1-й летописи старшего извода указана цифра убитых немцев — «400», а в Новгородской 1-й летописи младшего извода «500» .

Составителем Новгородско — Софийского свода XV в., отразившегося в сокращенном виде в Новгородской 4-й и 5-й летописях, в летописи Авраамки, Рогожском летописце и в полном виде в Софийской летописи, были добавлены новые подробности: новгородцы взяли в плен «50 нарочитых воевод, а иных вода потопи, а инии зле язвени отбегоша» (2) .

Однако, несмотря на большое количество неизвестных современнику географических мест, названных летописцем и разночтение в описание битвы, Ледовое побоище одно из немногих сражений средневековья, которое оставило свой след не только в русских летописях, но и в старшей Ливонской Рифмованной хронике (XIV в.). Этот факт уже говорит о многом. Думаю, вряд ли можно авторов хроник заподозрить к стремлению увековечить поражение своих рыцарей или в любви к князю Александру. Кроме того, в новгородской летописи, сразу после описания сражения, мы читаем сообщение, что немцы пришли в Великий Новгород за миром после битвы (3). Казалось бы, что этого эпизода вполне достаточно, чтобы поставить «жирную точку» перед попыткой принизить значимость победы над крестоносцами, а тем более её отрицания. Однако, есть ещё отдельные индивидуумы за рубежом, да и у нас в стране, одержимые одним желанием — очернить святость и деяния Александра Невского. Все они причисляют себя к «знатокам русской истории». Им на руку, что нет Вороньего камня, нет археологических находок со дна Чудского озера времён битвы. И пока будет так, у них есть «козырь» при обвинении летописцев в том, что Ледовое побоище придумано монахами в кельях. Что тут на это скажешь, если единственной попыткой определить место битвы на Чудском озере с привлечением научной общественности, имеющей широко известную публикацию, была комплексная экспедиция генерала Г. Н. Караева (1956–1963 гг.) — спустя 714 лет после «Ледового побоища». Результаты экспедиции по причине отсутствия в то время инструмента позволяющего заглянуть под 2-х — 3-х метровый слой ила не позволили найти артефакты. Думаю, что Георгий Николаевич, подводя итоги работы своей экспедиции, и не предполагал, что отсутствие в материалах его отчёта археологических находок, создаст трамплин для творческого взлета недобросовестным историкам и литераторам .

В настоящее время мы приближаемся к 775-летию со дня Ледового побоища, 800-летию со дня рождения Александра Невского. Эти юбилейные даты привлекают к себе большое внимание граждан неравнодушных к истории Отечества. Однако, пока, доступным источником информации для читателя о «Ледовом побоище», чаще всего являются: художественный фильм «Александр Невский» режиссёра С. Эйзенштейна (1938 г.); «исторические истины» из художественной литературы, газетных статей и глянцевых журналов — которые нашли широкое отражение в интернете (4). Кроме того, отсутствие научной информации о причинах исчезновения доминант места битвы и научно обоснованной динамики хода сражения — вписывающейся в летописные источники близкие к протографу, привело к тому, что нет веры словам, которыми излагается история битвы на Чудском озере .

Поэтому сегодня остро стоит вопрос о необходимости создания музея-заповедника «Ледовое побоище» у места битвы, но создание его экспозиционной базы без проведения предварительной научной экспедиции — является большой ошибкой. Если это произойдет по алгоритму концепции создания музея-заповедника отработанному в начале «нулевых» (5), то появляется большая вероятность сделать шаги по пути к афоризму, высказанному В. С. Черномырдиным — «Хотели, как лучше, а получилось как всегда» .

Автор этих строк, вот уже более десяти лет на различных государственных уровнях обращается с предложением организовать научную экспедицию для разгадки тайны битвы на Чудском озере, начиная от муниципального до регионального, от общественного до научного, не обойдя депутатов Государственной Думы и Президентов РФ. Однако, о желании поддержать инициативу по обнаружению хотя бы места нахождения легендарного Вороньего камня или поиска причин его утраты пока нет. А это могло бы стать серьезной точкой отсчёта, для начала разгадки тайны, связанной с местом летописной битвы. Как известно, последнее упоминание «Вороньего камня» связано с событием середины XV века, зафиксированным в Псковской летописи. Предтече этому упоминанию стала поездка Псковского князя Александра Васильевича и псковских посадников на землю Троицы, на Озолицу, и на Жолочок (1459 г). Где, как пишет псковский летописец: «… по приказу князя сено косили, а ловцы рыбу ловили как в старину, после этого князь приказал церковь поставить…» (6). Далее летописец сообщает, что пришли немцы, и церковь ту сожгли (7). После чего, спустя 3 года, был построен новый храм Архангелу Михаилу — каменный в Кобыльем Городище (1462 г.). Место, где Псковский князь Александр Чарторыйский первую деревянную церковь на Чудском озере повелел поставить, было найдено экспедицией Г. Н. Караева (1958 г.) в районе современного острова Озолец (о. Лежница) (8) .

Сегодня для изучения событий 1242 года на Чудском озере необходим серьезный, комплексный подход на основе современных достижений в области науки и техники. И первый шаг на этом пути в сторону поиска Вороньего камня, должен быть сделан профессионалами и только на государственном уровне, так, как все частные инициативы могут привести к невосполнимой утрате бесценных артефактов. Только так можно добиться результатов в поисках понимания тактики и стратегии дружин под предводительством князя Александра и Андрея Ярославичей на льду Чудского озера. Найдя ответ, где есть (был) Вороний камень, можно с большей уверенностью рассматривать возможные пути отступления немецких рыцарей .

Сам же камень (или место где он был), необходимо сделать доступным для осмотра (например, создав вокруг камня «сухой док»). После определения координат нахождения ориентира места начала легендарной сечи, можно с большой вероятностью назвать координаты, где завершилось Ледовое побоище. Тем самым восстановить утраченные пролёты исторического моста, объединяющего нас с прошлым и перекинуть мост несущий память предшествующих поколений в будущее через создаваемый музей-заповедник «Ледовое побоище». Архи важно, чтобы создатели экспозиции этого музея хорошо понимали значимость слов новгородского князя Александра, сказанные им у Софийского собора в Великом Новгороде, перед Невской битвой: «НЕ В СИЛЕ БОГ, НО В ПРАВДЕ» .

Поэтому, прежде чем приступить к разработке проекта музея-заповедника, сегодня остро необходимо организовать работу научной экспедиции с применением передовых технологий в области информатики, истории и археологии. А по результатам уже её работы, найти убедительные ответы на вопросы:

– Где и как выглядела летописная «Узмень»?

– Куда пропали Вороний камень и Суболический берег (Соболический)?

– Почему на Чудском озере одновременно есть места с крепким и слабым льдом?

Важным этапом в начале работ будущей экспедиции является определение реперных (9) точек тех объектов, мест и действий, которые имеют прямое или косвенное отношение к «Ледовому побоищу». Это позволит сделать привязку неоспоримых сведений о битве к географическим координатам на современной карте .

Одним словом, предстоит решить задачу с большим количеством неизвестных и в первую очередь, найти точку отсчета для начала поиска.

С учетом вышеизложенного рассмотрим объекты, места и действия из русских летописных источников имеющие прямое или косвенное отношение к изучаемому вопросу:

1. Чудское озеро — 1242 г. (береговая черта озера за прошедшие годы значительно изменилась);

2. Узмень — 1242 г. (место нахождения неизвестно);

3. Вороний камень — 1242 г. (место нахождения неизвестно);

4. Путь бегства немецких войск длиной 7 верст от Вороньего камня до «полыньи» — 1242 г. (направление неизвестно);

5. Координаты, ограничивающие район тонкого льда, где могли провалиться под лед немецкие рыцари — 1242 г. (место нахождения неизвестно);

6. Место строительства церкви святого Михаила на Озолице — 1459 г. (место строительства неизвестно);

7. Факт сожжение немцами церкви святого Михаила на Озолице — 1459 г. (место сожжения неизвестно);

8. Место строительство церкви святого архистратига Михаила в Новом городке (Кобыла) — 1463 г .

(церковь сохранилась до нашего времени, координаты можно определить);

9. Направление выхода псковских дружин из Нового городка (Кобыла) к Вороньему камню — 1463 г. (направление неизвестно);

10. Место получение известия о том, что немцы готовятся пойти на Колпино — 1463 г. (координаты места получение известия неизвестны);

11. Факт возвращения псковских дружин в Новый город (Кобыла) для ухода в Колпино — 1463 г .

(координаты места начала возвращения неизвестны, координаты места куда вернулись дружины можно определить) .

Из всех 11 позиций, изложенных выше, можно с уверенностью дать координаты алтаря церкви, построенной в крепости Новый город (Кобыла) — № 58017’986”; E 027039’129” (поз. № 8), эти же координаты будут соответствовать и месту возвращения псковских дружин со льда озера после выхода к Вороньему камню в 1463 г. (поз. № 11) .

В процессе работы новой экспедиции с помощью современного инструментария можно с уверенностью назвать и координаты места строительства церкви святого Михаила на Озолице в 1459 г. (найденное экспедицией Г.Н.Караева) (поз. № 6 и № 7) .

Таким образом, реперной (исходной) точкой для поиска места Ледового побоища может быть только дошедшая до нашего времени церковь Архангела Михаила в селе Кобылье Городище. Её координаты и позволят нам «обратным счётом» вычислить место начала Ледового побоища.

В пользу такого решения говорят следующие факты:

Битва началась у Вороньего камня, что не вызывает сомнение ни у кого;

Вороний камень является единственным летописным ориентиром, который упоминается в летописях ещё раз — спустя 221 год после сражения 1242 г. (10) .

А это значит, что с учетом вышеизложенного можно с большой вероятностью утверждать, что для разгадки тайны исчезновения Вороньего камня, Суболического берега, битвы на Чудском озере необходимо начинать от координат церкви в селе Кобылье Городище .

СЕЛО КОБЫЛЬЕ ГОРОДИЩЕ

В 104 километрах к северо-западу от Пскова, там, где воды Теплого озера встречаются с берегом Чудского расположено, село Кобылье Городище. В селе имеется древнее городище (11) представляющее собой ровную трапециевидную площадку со сторонами 95х130х40х150 м., возвышающуюся над озером на 2,0–3,0 м. Края площадки хорошо прослеживаются с восточной стороны, с западной сильно размыты водой озера, с северной стороны доктор исторических наук П. А. Рапопорт (раскопки 1955 г.) обнаружил останки деревянной крепостной стены и оборонительного рва, в настоящее время раскоп застроен. С южной части городища, прицерковное кладбище вышло за церковную ограду, что привело к утрате ранее просматриваемой границы территории городка. Первое упоминание о нем мы находим в псковских летописях, датированных 6914 годом (1406 г. от Р.Х.) — «…На Кобыльи были Немцы, а до Пскова не дошли…» (12). Немцы часто были незваными гостями в этих местах ещё со времён князя Ярослава Всеволодовича. Поэтому в 1462 году псковское вече принимает решение о создании здесь деревянной крепости, а в ней строят каменную церковь в честь Архистратига Михаила (13). Об этом свидетельствует запись в 3-й Псковской летописи: «…В лето 6970 заложиша Псковичи Новый городец на обидном месте над Великим озером... А делаша его мастеры Псковские и Всолощаны...» (14). Каменная церковь Архистратига Михаила, построенная псковичами в деревянной крепости Кобыла, дошла до нашего времени, почти в неизменившемся виде. В разное время в этом храме совершали службу те, кто оставили память о себе в истории Отечества, это: священномученик Вениамин — митрополит Петроградский и Гдовский, родной брат Патриарха всея Руси Тихона иерей Никандр, здесь был крещён подвижник наших дней отец Николай (Гурьянов). Русские цари почитали за честь внести свою лепту в содержание и благолепие этого храма, о чем свидетельствует набор Богослужебных книг, подаренных Императрицей Анной Иоанновной .

В 1992 году у церкви Архангела Михаила, в память о 750-летии со дня Ледового побоища, установлен памятник св. Александру Невскому (15) на средства, собранные Колпинским Детским Центром «КАЧУР» (16). Одновременно с памятником на въезде в село Кобылье Городище встал трехметровый деревянный крест в честь победы 1242 года (17) .

Ежегодно участники рейд-экспедиции проекта АВТО ВЕЧЕ «Серебряное кольцо Александра Невского» на протяжении многих лет следили за порядком вокруг памятных знаков и их состоянием. Однако деревянный крест, пришел в ветхое состояние по причине отсутствия в начале 90-х годов консервантов способных сопротивляться климатическим факторам Причудья. А некомпетентный ремонт после повреждений в середине 90-х и ураган 2005 года поставил окончательную точку на его существовании под открытым небом (18). В связи с этим было принято решение к 600-летию первого упоминания села Кобылье Городище в псковских летописях XV века на месте утраченного деревянного креста установить бронзовый Памятный крест воинам, отстоявшим Русь, во главе с дружиной Александра Невского (19) .

В рамках программы «Петербуржцы Псковичам в знак уважения псковской истории» — проекта АВТО ВЕЧЕ РОССИИ, автор этих строк, 8 апреля 2008 г. по поручению меценатов передал в дар памятник и бронзовый крест приходу церкви Архангела Михаила села Кобылье Городище .

За все времена, после подвига русских дружин на Чудском озере не было на его берегах ни одной церкви или часовни построенной во имя новгородского князя Александра — признанного в 1547 г. общерусским святым. В связи с этим, 17 июля 2005 года, в день памяти Андрея Рублева, в день памяти Николая II и его семьи, проведена церемония закладки первой на Чудском озере часовни во имя Святого Благоверного Великого князя Александра Невского. Церемония прошла по благословлению митрополита Псковского и Великолукского Евсевия, в присутствии священнослужителей, государственных чинов, гостей из Санкт-Петербурга. В основание часовни были замурованы капсулы с землей из городов, связанных с жизнью и деятельностью Александра Невского. Своим действием участники торжеств закладки часовни ещё раз хотели напомнить руководителям и общественности России, что точкой отсчета ратных полей нашего Отечества, во все времена, был и будет подвиг русских ратников, одержавших победу над захватчиком на льду Чудского озера 5 апреля 1242 года. Однако при реализации проекта на стадии изготовления фундамента возникли непредвиденные обстоятельства, которые не позволили до настоящего времени реализовать задуманное (20) .

За прошедшие годы с момента закладки часовни Святому Благоверному Великому князю Александру Невскому многое изменилось в местах вокруг села Кобылье Городище. Отрадно, что в Самолве появился музей истории экспедиции АН СССР по уточнению места Ледового побоища, по трассе Псков — Гдов встали новые дорожные указатели, напоминающие нам о событиях, связанных с историей Псковской земли, уже стало традицией, проводить реконструкцию «Ледового побоища» на бывшем аэродроме в Самолве. Кажется, вот, вот и встанет над Чудским озером музей-заповедник отражающий в своей экспозиции ратный подвиг дружин, защитивших Русские земли от экспансии с запада. Однако, проект затормозился, причин на то много и объективных, и субъективных и все их требуется преодолеть в будущем .

Есть такой обычай на Руси, да и не только — перед началом любого дела, обращаться за духовной поддержкой к святым покровителям, ставить в их честь храмы, часовенки. В связи с этим 28 февраля 2011 г. автор этих строк, передал Губернатору Псковской области письмо с предложением построить на Чудском озере часовню Св. мч. Трифону — святому, который является не только покровителем рыбаков и охотников, но и святым, к которому на Руси обращаются за помощью найти утраченное. Поводом для обращения стала предстоящая в 2014 году юбилейная дата — 555 лет со дня создания на Чудском озере первой православной церкви. Такая инициатива не однозначно была воспринята представителями власти на Гдовской земле. Однако, в лето 2013 г., в год 55-летия обнаружения экспедицией Г. Н. Караева обгоревшего венца первой деревянной церкви, поставленной псковичами на Чудском — у Кобыльего Городища встала часовня Св. мч. Трифону на камне (21). Теперь у покровителя будущих поисковых работ — Св. мч. Трифона, на озере есть свой «дом». Дело осталось за «малым» — организовать научную экспедицию. Точку отсчета для поисковых работ мы уже имеем .

Примечания

(1) В святцах, минеях и прологе день памяти Клавдия и Феодула — 5 апреля (Великие Минеи — Четьи. Апрель .

Тетрадь 1. Дни 1–8 .

М., 1910, стлб. 162) .

(2) ПСРЛ, Т. IV. Ч. 1. 2-е изд. Пгр., 1915, С. 228; Т. IV, Ч. 2, Вып. 1. 2-е изд. Пгр., 1917, С. 219; Т. XVI. СПб., 1829, стлб .

52; Т. XV, Вып. 1. 2-е изд. Пгр., 1922, стлб. 30; Т. V, Вып. 1. 2-е изд. Л., 1925, С. 228 .

(3) Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. (Под ред. и с предисл. А. Н. Насонова). М., Л., Издво Акад. Наук СССР, 1950, С. 78 .

(4) Особенно умиляет:

– описание местоположения остатков Вороньего камня — где по мнению «историков» находился древний храм, подземные ходы идущие к укреплениям урочища «Узмень» [Электронный ресурс]: URL: http://club.rcmir.com/ topic2789962_0.html;

– рассказы о древних подземных сооружениях — свидетельствующих о том, что здесь были когда-то наземные культовые и иные сооружения из камня и кирпича [Электронный ресурс]: URL: http://paranormal.org.ru/sta .

php?wx=28;

– свидетельства о появлении НЛО и загадочного «снежного человека» (к северу от реки Желча) [Электронный ресурс]: URL: http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=35 (5) Селезнёв А. А. К вопросу написания концепции музея-заповедника «ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ». г. Гдов, 19–20 ноября 2007 г. (доклад организаторами не опубликован) [Электронный ресурс]: URL: http://www.avtoveche.spb.ru/arhiv0.htm (6) Погодин М. Псковская летопись, М. 1837. С. 83 .

(7) Погодин М. Псковская летопись, М. 1837. С. 84 .

(8) Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. Редактор: Караев Г. Н. М. Л. 1966. С. 62 .

(9) РЕПЕР — знак, устанавливаемый для отметки каких-либо определенных точек при съемке или определенного уровня при нивелировочных работах. Самойлов К. И. Морской словарь. — М.-Л.: Государственное Военно-морское Издательство НКВМФ Союза ССР, 1941 .

(10) Псковская летопись. Выпуск второй под редакцией А. Н. Насонова АН СССР, М. 1955, С. 151 (11) Остатки летописного городка Кобыла (Кобылье, Кобылей, Новый город)

–  –  –

(12) Псковская 3-я летопись, архивский 2-й список (строевский список), 1406 г. — Псковские летописи. М. 1955, С. 113 .

(13) ЦЕРКОВЬ АРХАНГЕЛА МИХАИЛА (каменная; однопрестольная; сооружена псковскими мастерами в 1462 г.;

колокольня 1854 г.). Действующая (возобновлена в 1878 г.). Согласно Известия по С.-Петербургской епархии (1902– 1916 гг.) к церкви приписано три часовни: в дер. Чудской Руднице, Самолье, Путькове. В 1899 году в приходе состояли: село Кобылье Городище, деревни Таборы, Козаковец, Чудская Рудница, Самолье, Чудские Заходы, Козлово, Путьково, Остров, Тетрицы, Замошье, Сосница, Верховье, Пнево, Еловые Заходы, Гривки (366 дворов, 1154 мужчин, 1242 женщины). Памятник истории и культуры федерального значения (Постановление Совета Министров РСФСР № 1327 от 30-го августа 1960 г.). В год 765-летия со дня подвига русских ратников на Чудском озере и в год 545-летия со дня создания крепости «Кобылье Городище» по инициативе и под руководством руководителя проекта АВТО ВЕЧЕ «Серебряное кольцо Александра Невского», при меценатской поддержке депутата Псковского областного Собрания А. А. Турчака, организованы работы по ремонту звонницы, изготовлению и доставке нового комплекта колоколов с изображением святых Архангела Михаила, Архангела Гавриила, Св. Страст. Бориса и Глеба, Св. Блг. Вел .

Кн. Александра Невского .

(14) Погодин М. Псковская летопись, М. 1837. С. 88 .

(15) ПАМЯТНИК-ВЕХА В ПАМЯТЬ О ЛЕДОВОМ ПОБОИЩЕ с образом Александра Невского открыт 29 марта 1992 году к 750-летию со дня Ледового побоища при меценатской поддержке Ижорского завода и 196 Отдельной летно-испытательной авиационной эскадрильи 76 воздушной армии ВВС Лен. ВО (г. Пушкин, в/ч 27827). Бюст отлит на средства, собранные Детским центром «Качур» общественный директор А. А. Селезнёв (СПб, г. Колпино) — сегодня это Ижорский региональный общественный фонд молодёжных и военно-исторических программ «КАЧУР» .

Скульптор В. Г. Козенюк .

(16) «КАЧУР» — аббревиатура: Колпинские Ассамблеи* Часть Успешной Работы (*по подобию петровских) .

(17) ДЕРЕВЯННЫЙ ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ (установлен 29 марта 1992 г.). Изготовлен скульптором из соснового бруса при участии ребят и преподавателей Детского Центра «КАЧУР» (СПб, г. Колпино). Сосновый брус для изготовления креста безвозмездно предоставлен руководителем ЗАО «Престиж» Б. Л. Блотнером. В настоящее время (частично отреставрирован после повторного разрушения 2005 г.) хранится в притворе храма Архангела Михаила с. Кобылье Городище. Скульптор В. Рещиков .

(18) Фото-хронология состояния деревянного креста в Кобыльем Городище [Электронный ресурс]: URL: http://www .

avtoveche.spb.ru/s_kobg.html

–  –  –

Рис. 6. Первая ночёвка колокола в Кобыльем Городище Рис. 7. Памятник-веха в память о Ледовом побоище Рис. 8. Деревянный крест после первого ремонта под руководством скульптора В. Рещикова

–  –  –

(19) БРОНЗОВЫЙ ПОКЛОННЫЙ КРЕСТ В ПАМЯТЬ О ВОИНАХ ЖИВОТ СВОЙ ПОЛОЖИВШИХ НА ПОЛЕ

БРАННОМ В ЛЕДОВОЙ СЕЧЕ установлен 16 июля 2006 года Ижорским региональным общественным фондом молодежных и военно-исторических программ «КАЧУР». Крест изготовлен в Санкт-Петербурге на средства меценатов Группы «Балтийские стали» (А. В. Остапенко). Отлит под руководством Д. В. Гочияева литейщиками ЗАО «НТЦКТ», архитекторы Б.Костыгов и С.Крюков. При реализации проекта по созданию креста в бронзе, вместо разрушенного деревянного — скульптор В. Рещиков отказался принять участие в работах по причине отсутствия средств для оплаты его гонорара. Поэтому форматоры Дмитрий Гочияев и Андрей Ежов согласились сделать гипсовые слепки с разрозненных деталей деревянного креста непосредственно на месте разрушения — в Кобыльем Городище. В литейных мастерских (г. Санкт-Петербург) на базе гипсовых слепоков (по подобию), Заслуженный художник Российской Федерации скульптор А.А.Мурзин воссоздал утраченные элементы — что позволило отлить новый крест в бронзе .

На западной стороне креста установлена табличка «Большой поклонный крест воинам, отстоявшим Русь во главе с дружиной Александра Невского», с восточной стороны перечислены все участники работ по изготовлению и отливки нового креста в бронзе. Автор проекта А. А. Селезнёв .

(20) ФУНДАМЕНТ ЧАСОВНИ-МАЯКА СВЯТОГО АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО (сегодня уже тоже достопримечательность). В основание часовни замурована плита с капсулами земли, где жил Александр Невский. Первая свая фундамента забита 9 мая в 15 часов 15 минут 2007 года по благословению Архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия. Однако, несмотря на благословение, наличие разрешительных документов на строительство, председатель Псковского областного комитета по культуре В. В. Остренко запретил продолжение работ по строительству часовни (предписание № 1310 от 17.09.2007 г.). В связи с чем, Глава администрации Гдовского района Н.М.Миронов поручил (24.09.2007 г.) своему заместителю В. Н. Уралову организовать контроль над соблюдением указаний изложенных в предписании председателя комитета. Меценат работ по созданию фундамента часовни — В. И. Кисличенко. Автор проекта А. А. Селезнёв .

Рис. 11. Бронзовый Поклонный крест в память о воинах живот свой положивших на поле бранном в Ледовой сече Рис. 12. Капсулы с землей замурованные в фундамент часовни Св. Александра Невского

–  –  –

Рис. 15. Современное состояние фундамент недостроенной часовни Св. Александра Невского (21) ПАМЯТНЫЙ-ЗНАК «ЧАСОВНЯ СВ. МЧ. ТРИФОНУ НА КАМНЕ», установлена 24 июля 2013 г. в 50 метрах от береговой черты озера. Установка часовни приурочена к 554-й годовщине со дня создания на Чудском озере первой православной церкви псковским князем Александром Васильевичем Чарторыйским (1459 г.). Первоначально планировалось, установить часовню на острове Озолец. Однако, поводом изменить место установки часовни послужил прилет трех соколов. Один из которых, сел на камень, другой у изображения коня на крыше и оба сокола со своих мест наблюдали за третьим, который гонял сорок по саду, где стоял сруб часовни. Автор принял этот необычный визит как знак — установить часовню на камне у с. Кобылье Городище и до завершения работ по строительству часовни, место её установки никому не раскрывать. Сруб часовни срублен мастерами ООО «Рубкон» (г. Гдов) на безвозмездной основе. Купол, икона, киот, платформа для часовни изготовлены в различных частях России на средства меценатов из Санкт-Петербурга. Деревянная икона Св. мученика Трифона, надкупольный и фасадные кресты освящены настоятелем храма Архангела Михаила (с. Кобылье Городище XV век). В 2014 году радиоинженеры из Красного села (г. Санкт-Петербург) разработали для часовни на базе системы «Патриот» звуковоспроизводящий комплекс, адаптированный для длительной работы в климатических условиях Причудья. Православный перезвон в утренние и вечерние часы слышен в Самолве, Кобыльем Городище, Таборах, Подборовье и распространяясь над водной гладью озера достигает Эстонского берега, тем самым сообщая порубежью - РУСЬ ЖИВА! Автор проекта А. А. Селезнёв .

–  –  –

Как создавался памятный знак:

• 05 мая 2013 г. Камень для «Часовни Св мученика Трифона» у с.Кобылье Городище на Чудском озеро [Электронный ресурс]: URL: https://www.youtube.com/watch?v=4-AzDBxm1oY Рис. 17. о. Олег (Тэор) у сруба будущего Памятного-знака «Часовня Св. мученика Трифона на камне»

• 10 июня 2013 г. «Часовня Св. мученика Трифона на камне» у с. Кобылье Городище на Чудском озере [Электронный ресурс]: URL: https://www.youtube.com/watch?v=3ssmTB099os Рис. 18. Сокол (первый) в саду с. Кобылье Городище 21 августа 2012 года • 12 июня 2013 г. «Часовня Св. мученика Трифона на камне» у с.Кобылье Городище на Чудском озере [Электронный ресурс]: URL: http://www.youtube.com/watch?v=BwKDGf_mUoE • 15 июля 2013 г. Часовня Св. мученика Трифона на камне у с. Кобылье Городище на Чудском озере [Электронный ресурс]: URL: https://www.youtube.com/watch?v=-VH9JHqq4zU Рис. 19. Освящение креста для Памятного-знака «Часовня Св. мученика Трифона на камне»

• НТВ «Историки ломают копья вокруг Ледового побоища» [Электронный ресурс]: URL: http://www.ntv.ru/ novosti/635219 • 2014 г. — Пробное вкл. Колокольного звона в памятном-знаке «Часовне Св. Трифону» [Электронный ресурс]: URL:

https://my.mail.ru/mail/izora/video/1/161.html

–  –  –

Псковская Судная грамота, одним из источников которой исследователи считают грамоты, данные Пскову Александром Невским, [1, с. 11] содержит сведения об институте приставов, существующем и в наше время .

Уже в XI в. в Русской Правде был прописан определенный порядок взыскания долгов с несостоятельного должника. Там же упоминались дружинники — отроки, мечники и детские, которые выступали в роли «исполнителей», защитников интересов истца. Они же собирали судебную пошлину и содействовали в получении назад заемного имущества. В период c конца ХI в. по XV в. были приняты нормативные правовые акты, закрепившие введение специальных должностных лиц, призванных обеспечивать исполнение судебных решений и содействовать судебному процессу .

В древнерусской деловой и правовой письменности известен и термин «пристав». Изначально под этим словом не подразумевали какую-либо определенную должность, скорее, так называли исполнителя различных судебных обязанностей. В договорных и судных грамотах Пскова и Новгорода, датированных XIII–XV вв., упоминаются приставы, которые призывались на должность князем или городским вече и обладали различными полномочиями в области судебной и следственной деятельности: вызывали ответчиков на великокняжеский суд, осуществляли досудебное исследование обстоятельств дела, собирали доказательства в пользу истца; разыскивали и принудительно приводили в суд ответчика; обеспечивали установленный порядок ведения дел в суде, следили за своевременной уплатой судебных пошлин и пр. В документах Московского государства упоминание о судебных приставах встречается в Судебниках 1497, 1550 гг. Судебники закрепляют разнообразие функций и форм деятельности приставов. Так, для розыска беглых холопов приставы могли устраивать обыски, а для получения информации о «лихих» людях — применять расспрос и пытку.

Кроме этого, Судебники вводят новый институт — «отдача за пристава»:

теперь обвиняемые во время следствия и суда находятся под надзором и на ответственности того пристава, за которым они числятся. Если пристав упускает своего «подопечного», он обязан стеречь ответчика у двора «и день, и два, и три». В XVI–XVII вв. формируется единая общерусская судебная система, проходит глобальная систематизация нормативно-правовых документов. Именно в этот период правовой статус судебных приставов получает конкретизацию, и функции приставов закрепляются законодательно [7] .

Одним из источников общерусского права послужила, вероятно, Псковская Судная грамота .

«Пристав» по Псковской Судной грамоте наряду с «подвойским», «позовником» и «ограмочим» занимается вызовом тяжущихся сторон в суд [11, с. 94] .

Термин «пристав» в значении «надсмотрщик» появляется в памятниках восточнославянской письменности со второй половины ХIII в. [2, с. 49] Так, в договорной грамоте Новгорода с Тверским великим князем Ярославом Ярославовичем 1270 г. говорится: «...и приставов не приставляти» [3, с. 13] .

«Пристав» известен и южнославянскому праву. В южнославянских источниках он известен уже в ХI–ХII вв. [12‚ с. 137] .

Можно предполагать, что слово «пристав» унаследовано славянами от «общеславянской языковой эпохи» [2‚ с. 53] .

«Пристальд» Статута острова Корчула XIII в. (следующего после Русской Правды памятника славянского права) этимологически родственен сербохорватскому «приставу» [8, с. 78] .

В сербском Законнике Стефана Душана XIV в. помимо «пристава» упоминается также и «приставник» [6, с. 137] .

Четкое определение «пристава» дает Полицкий Статут (памятник хорватского права XV–XVIII вв.):

«Приставы суть те через коих по закону делаются вызовы в суд, испытывается правда, производится присяга, купля-продажа, договоры, свидетельства всякие иные дела и обязательства» [4‚ с. 139–140]. Полицкий Статут знает приставов «опченых», «ротных» (присяжных), а также и «облубленных», т. е. по старорусской терминологии «излюбленных» [4‚ с. 139–140] .

Г. В. Демченко отмечал, что в Древней Руси должность пристава была связана с институтом «добрых людей» [5, с. 160]. Это положение подтверждает Новгородская Судная грамота, ст. 25 которой гласит: «А в тиуне одрине быти по приставу с сторону людем добрым, да судити им в правду крест поцеловав на сей на крестной грамоте» [9, с. 306]. В связи с этим интересно отметить, что ст. 165 Законника Стефана Душана в частности говорит: «Судие да посылаю приставе добре, праве и достоверьне». («Судьи да посылают приставов добрых, справедливых и достойных веры») [6, c. 96–97] .

По Псковской Судной грамоте приставом мог быть как «княжий» человек, так и «псковитин», что явствует из ст. 64: «А которие пристави княжей человек или подвойской или псковитин, а поедет человека позвать на суд…» [9, с. 338] .

Пристав «псковитин» — вероятно, выдвинутое на эту должность лицо, обличенное доверием городской общины Пскова. Аналогии известны и на примере других памятников права .

«Pотни пристав» Полицкого Статута — должностное лицо, приносившее присягу — «роту» общине [4, с. 140] .

«Пристав» Псковской Судной грамоты также носит подобные черты; уличенный в неправде, «пристав» лишался своей должности [11, с. 104]. Для обеспечения своих дел псковский «пристав» должен был опираться на «суседов», что также является отголоском общинного суда [1‚ с. 104] .

Таким образом, «пристав» — изначально не только государственное, но и «общественное» судебное должностное лицо, что восходит к основам древнего вечевого строя славянских народов. Это также подчеркивает то обстоятельство, что «приставство», вероятно, является древнейшим общеславянским правовым институтом .

Литература

1. Алексеев Ю. Г. Псковская судная грамота и ее время. Л., 1980 .

2. Брицын М. А. Из истории восточно-славянской лексики. Киев, 1965 .

3. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под. ред. С. Н. Валка. М.; Л., 1949 .

4. Греков Б. Д. Полица. Опыт изучения общественных отношений в Полице XIV–XVII вв. M., 1951 .

5. Демченко Г.В. Из истории судопроизводства в древней Россиии // Записки общества истории филологии права при Императорском Варшавском университете. Вып. 4. Варшава, 1909 .

6. Зигель Ф. Ф. Законник Стефана Душана. СПб., 1872 .

7. «Кредитная» история или как это было... Из истории института судебных приставов [Электронный ресурс]:

URL: http://fssprus.ru/files/history 20116211148.pdf (дата обращения: 15.05.2016)

8. Пашуто В. Т., Шталь И. В., Корчула. Корчульский Статут как исторический источник изучения общественного строя острова Корчула ХIII в. М., 1976 .

9. Российское законодательство Х–ХХ вв. // Т. 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984 .

10. Статут Великого княжества Литовского 1529 г. Минск, 1960 .

11. Устрялов Ф. М. Исследование Псковской Судной грамоты 1467 года. СПб., 1855 .

12. Ягич В. Закон Винодольский. СПб. 1880 .

–  –  –

Истоки научного изучения темы «Александр Невский» в стенах Санкт-Петербургского университета можно обнаружить еще в XVIII веке, и здесь прежде всего необходимо назвать имена двух выдающихся ученых, стоявших у основания петербургской исторической школы в целом. Это два современника и непримиримых оппонента — Г.-Ф. Миллер и М. В. Ломоносов. Как ни удивительно, но первая светская биография князя была опубликована немцем Г.-Ф. Миллером в первом русском историческом журнале, который издавался на немецком языке [41]. Что же касается М. В. Ломоносова, то хотя он и не оставил специальных научных работ, посвященных князю, однако в своих трудах все-таки обратил внимание на ряд аспектов его деятельности, патетически назвав «россов усердным защитником … укротившем варварство на Востоке, низложившем зависть на Западе»1, и, конечно, нельзя не упомянуть о незаурядных заслугах русского ученого в деле сохранения исторической памяти об Александре Невском при помощи средств изобразительного искусства [18] .

Среди ученых-универсантов XIX в., обращавшихся к интересующей нас теме, особое место занимает Н. И. Костомаров, входивший в состав университетской профессорской корпорации Санкт-Петербурга в 1859–1862 гг. Его перу принадлежит очерк о князе, включенный в капитальную «Русскую историю в жизнеописаниях её главнейших деятелей». Это работа носит научно-популярный характер, но ее значение тем не менее довольно велико и обусловлено прежде всего высоким интересом к ней читательской аудитории. Очерк неоднократно переиздавался в наши дни как в составе новых тиражей этой книги, так и отдельно от нее [12, с. 78–89]. Н. И. Костомаров ведет повествование об Александре Невском совершенно бесстрастно, и у него не найти однозначной оценки его деятельности. Однако если вспомнить, что ученый в своих произведениях имел обыкновение по-настоящему ниспровергать авторитеты и зачастую подходил к рассмотрению деятельности исторических личностей, имевших статус национальных героев (среди них Дмитрий Донской, Иван Сусанин, Дмитрий Пожарский), весьма критично, то придется признать, что Александра Ярославича он все-таки оценивал скорее положительно2 .

В своих общих работах по русской истории к теме «Александр Невский» эпизодически обращались и другие знаменитые профессора Санкт-Петербургского университета, такие как Н. Г. Устрялов, К. Н. Бестужев-Рюмин, С. Ф. Платонов, А. Е. Пресняков, Е. Ф. Шмурло [33, с. 141–143; 5, с. 286–290, 304, 323–324 и др.; 21, с. 122–123, 160; 22, с. 64–70; 39, с. 168–170], но традиция научного изучения жизни и деятельности древнерусского князя складывается только в XX столетии, после образования в 1934 г. исторического факультета Ленинградского государственного университета (ЛГУ). С этого времени и по сей день Александр Невский постоянно находится в центре внимания ленинградских, а позднее петербургских историков .

Декан факультета общественных наук Петроградского университета в 1920–1921 гг. и исторического факультета ЛГУ в 1939–1940 гг. Михаил Дмитриевич Присёлков (1881–1941) рассматривал вопросы, связанные с созданием Александро-Невской лавры еще в дореволюционный период, будучи студентом Санкт-Петербургского университета. Это не было случайностью, поскольку церковная история составляла важнейшее направление научных интересов ученого, и обращение к истории возникновения, а также к начальному периоду функционирования главного монастыря столицы было вполне оправданным. Результатом кропотливой работы в фондах лаврского архива стало кандидатское сочинение, высокое качество которого позволило поднять вопрос о его скорейшей публикации [23; 24]. Стоит отметить, что эти исследования проводились под наблюдением приват-доцента университета, автора фундаментального труда по истории Александро-Невской лавры, не утратившего своего значения до настоящего времени, Стефана Григорьевича Рункевича [25, с. 130.], который очень активно рекомендовал С. Ф. Платонову оставить талантливого выпускника для приготовления к профессорскому званию [40] .

В первые два десятилетия советской власти в исторической науке об Александре Невском вспоминать было не принято, и это историографическое забвение окончилось только в 1937 г., когда стали появляться статьи о знаменитых победах князя, а затем многочисленные работы научно-популярного характера [29, с. 165–175.] Определенный «перелом» в изучении темы наступил после публикации статьи ученика М. Д. Присёлкова (позднее В. В. Мавродина) Владимира Терентьевича Пашуто (1918–1983). Ученый, имя которого традиционно ставят в ряд московских историков, в 1941 г. окончил исторический факультет Ленинградского университета. К изучению сюжетов, связанных с деятельностью Александра Невского, он так или иначе обращался на протяжении всей своей жизни [20], но зародился этот научный интерес еще тогда, в студенческие годы. В статье, опубликованной в «Ученых записках ЛГУ», излагая фактологию, историк проанализировал с позиций марксизма взаимоотношения князя с боярством с одной стороны, и с низшими слоями общества с другой (разумеется, в соответствии с воззрениями того времени в городах-землях Древней Руси изначально подразумевалось наличие классового социального расслоения и классовой борьбы) [19]3 .

В те же самые годы происходит становление еще одного крупного историка, широко известного своими работами по истории отношений Руси со странами Северной Европы, это — Игорь Павлович Шаскольский (1918–1995), также окончивший исторический факультет в 1941 г. Несколько статей и брошюру «Борьба русского народа за невские берега» он опубликовал еще во время учебы [34; 35; 36; 37], и хотя основным местом работы ученого впоследствии стало Ленинградское отделение Института истории АН СССР (ЛОИИ АН СССР), на историческом факультете ЛГУ он читал курс лекций по истории скандинавских стран. Относительно недавно в адрес ленинградского исследователя прозвучали обвинения со стороны немецкого ученого Ф. Б. Шенка в идеологической детерминированности ряда выводов, якобы предопределенных политической ситуацией конца 1930-х годов, а именно конфронтацией СССР с Финляндией, однако подробный анализ аргументов Ф. Б. Шенка не оставляет сомнений в их неправомерности и несправедливости [29, с. 185–190] .

В последующие годы И. П. Шаскольский продолжал изучение проблем, так или иначе связанных с деятельностью Александра Невского. Более того, ученый оказался причастен и к организации Комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища 1242 г. (рубеж 1950-х — 1960-х годов, руководители Г. Н. Караев, М. Н. Тихомиров), активно участвуя в заседаниях военно-исторической секции Ленинградского Дома ученых [3, л. 186–187] и выступив с инициативой проведения экспедиционных работ. Среди авторов сборника, где были обобщены полученные в ходе экспедиции результаты, фамилия И. П. Шаскольского заняла надлежащее ей место .

С началом Великой Отечественной войны тема «Александр Невский» приобрела особую актуальность. В ЛГУ соответствующий вклад в ее освещение внес Владимир Васильевич Мавродин (1908–1987), ставший в то время деканом исторического факультета [7, с. 19]. Уже 30 июня 1941 г. была подписана в печать его брошюра «Ледовое побоище» и опубликована тиражом 74 тыс. экземпляров [14]. Вряд ли нужно говорить о том, какое глубокое патриотическое звучание обрела победа русского князя над немецкими захватчиками, описанная в этой совсем небольшой по объему работе, и какое огромное идеологическое значение придавалось в то время литературе и произведениям искусства подобного содержания .

В обстановке военного времени, но уже в принципиально иных для СССР обстоятельствах (приближалось окончательное снятие Блокады Ленинграда) В. В. Мавродин работает над брошюрой «Борьба русского народа за невские берега» [13]. Подписанная к печати 14 декабря 1943 г. она была значительно большей по объему и освещала историю легендарной и не менее судьбоносной для Северо-Западной Руси Невской битвы, также призывая соотечественников не забывать о героических страницах нашей истории .

В послевоенное время исторический факультет ЛГУ окончил вернувшийся с фронта Даниил Натанович Альшиц (1919–2012). В 1960 г. он выступил на заседании секции Славяно-русской археологии ЛОИИ АН СССР в качестве содокладчика Г. Н. Караева о результатах Комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. Работая в различных научных учреждениях, затем по совместительству профессором на историческом факультете СПбГУ (с 2007 г.) Д. Н. Альшиц вновь и вновь обращался к этим сюжетам и в итоге предложил свой вариант реконструкции хода сражения 1242 г. Здесь достаточно указать лишь на «говорящее» название статьи, где представлены соответствующие аргументы: «Битва, выигранная до того, как она началась» [2] .

В 1971–1980 гг. на историческом факультете ЛГУ преподавал еще один его выпускник, ныне живущий в Москве. Это доктор исторических наук, профессор Александр Якимович Дегтярев, автор ряда популярных и детских работ об Александре Невском, таких как «Заступник отечества», «Невская битва», а также нескольких научных статей. Наиболее интересны в частности те из них, где историк выражает свое отношение к реконструкции Невской битвы и добавляет собственные аргументы к точке зрения И. П. Шаскольского, полагавшего в отличие от большинства специалистов, что сражение состоялось на левом берегу реки Ижоры [8] .

В начале 1990-х годов многие ученые-историки, большинство из которых и ныне здравствуют, стали обращаться к указанной проблематике. Об усилении исследовательского интереса свидетельствует активное участие коллег в конференциях, организованных Александром Максимовичем Сушко (1938–2006) .

Поэт, писатель, публицист, общественный деятель, он с 1991 г. был заведующим отделом культуры администрации Колпинского района Санкт-Петербурга и неустанно, с неиссякаемыми энергией и упорством, занимался популяризацией имени Александра Невского в связи с древней ижорской землей. Сохранение исторической памяти о князе и его победах было главной целью многочисленных и амбициозных проектов, главным из которых стал проект создания заповедной зоны в поселке Усть-Ижора на месте Невской битвы 1240 г.4 Научное обоснование и внимание просвещенной общественности к этим идеям призваны были обеспечить прежде всего петербургские исследователи .

Стоит отметить, что с научными докладами и сообщениями в Колпинском районе и Усть-Ижоре выступали как тогдашние студенты, впервые обратившиеся к неисчерпаемой теме национального героя (Р. А. Соколов, В. Я. Романив, П. О. Рыкин, Н. В. Штыков, С. В. Алексеева), так и маститые ученые, преподаватели и выпускники исторического факультета СПбГУ. Среди последних необходимо упомянуть доктора исторических наук, профессора Игоря Васильевича Дубова (1947–2002), обратившего особое внимание на роль исторической и культурной среды, в частности, города Переяславля в формировании личности Александра Невского; доктора исторических наук, профессора Анатолия Николаевича Кирпичникова, который представляя программу торжественных мероприятий, подчеркивал, что празднование 750-летия Невской битвы в 1990 г. имеет «непреходящее объединительное для стран и народов Европы значение» [10, с. 52], а также доктора исторических наук Льва Николаевича Гумилева (1912–1992), оценившего исторический выбор Александра Невского между Ордой и «западниками» как исключительное «политическое прозрение, основанное на глубоком патриотизме» [6, с. 76] .

Выпускником исторического факультета ЛГУ был и доктор исторических наук, профессор Борис Викторович Сапунов (1922–2013), ученик В. В. Мавродина, долгие годы работавший в Отделе русской культуры Государственного Эрмитажа, он обращался к сюжетам связанным с историей обретения мощей святого благоверного князя, обстоятельствами их дальнейшего бытования и созданием знаменитой серебряной раки XVIII в. [27] Также нельзя не упомянуть еще об одном постоянном участнике встреч на Ижорской земле, окончившем кафедру археологии исторического факультета СПбГУ. Это Петр Егорович Сорокин, чья научная и полевая деятельность в то время была самым тесным образом связана с местом Невской битвы, поиском возможных артефактов сражения (в том числе с применением методов морской археологии) и созданием музея-заповедника в Усть-Ижоре [30; 31; 32] .

Материалы конференций и отдельные статьи, посвященные Александру Ярославичу, публиковались в литературном альманахе «Колпица», издаваемом А. М. Сушко, историко-литературном журнале «Михайловский замок», который он же учредил и редактировал, а кроме того в качестве самостоятельных научных сборников [11; 28; 17; 1], давно ставших библиографической редкостью. Среди их авторов также были преподаватели исторического факультета СПбГУ. Так, Виктор Кузьмич Зиборов, специалист в области изучения памятников древнерусской письменности, в том числе повествующих об эпохе Александра Невского, обращал внимание на необходимость их систематизации и тщательного анализа [9]. Ирина Борисовна Михайлова останавливалась на вопросах, касающихся усиления княжеской власти в период монголо-татарской зависимости, и подчеркивала значимость политики Александра Невского в связи с дальнейшим созданием единого государства в Северной Руси [16]. Александр Вячеславович Майоров сосредоточил свое внимание на соперничестве и его предпосылках двух самых известных князей той эпохи — Александра Невского и Даниила Галицкого, проанализировав их позицию в отношении татар [15] .

Многое из того, что задумывал и о чем мечтал А. М. Сушко, осуществилось, к сожалению, уже после его смерти. Сегодня открыта церковь, работает музей, ежегодно празднуется День Усть-Ижоры, а памятник Александру Невскому виден издалека, подчеркивая красоту и значение этого места для петербуржцев и всех россиян. Памяти усть-ижорского патриота посвящена книга двух выпускников и преподавателей исторического факультета СПбГУ Юрия Владимировича Кривошеева и Романа Александровича Соколова «Александр Невский: эпоха и память. Исторические очерки» (СПб., 2009). Это издание было подготовлено в рамках проекта «Александр Невский — святой покровитель Санкт-Петербурга», с которого начался новый этап в изучении темы петербургскими историками .

–  –  –

1. Слова из эпитафии на раке Александра Невского [25, c. 770] .

2. Иное мнение по этому вопросу у немецкого ученого Ф. Б. Шенка [38, с. 188] .

3. Подробнее о статье В. Т. Пашуто см.: [29, с. 180–183] .

4. Подробнее об А. М. Сушко см.: [4] .

–  –  –

1. Александр Невский. Проблемы истории России: тезисы научно-практической конференции. Усть-Ижора: [б.и.], 2002. 114 с .

2. Альшиц Д. Н. Битва, выигранная до того, как она началась. Ледовое побоище // Александр Невский и Ледовое побоище: материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 года / Отв. ред. Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб.: Академия исследования культуры, 2014 .

С. 213–225 .

3. Архив Ленинградского Дома ученых им.М. Горького. Т. 4 .

4. Бекяшева А. Э. Александр Невский в творчестве и общественной деятельности Александра Максимовича Сушко // Александр Невский и Ледовое побоище: материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 года / Отв. ред. Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб.: Академия исследования культуры, 2014. С. 203209 .

5. Бестужев-Рюмин К. Н. Русская история. Т. I. СПб.: Изд. Д. Е. Кожанчикова, 1872. 742 с .

6. Гумилев Л. Н. Александр Невский и восточное христианство // Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.: [б. и.], 1995. С. 7378 .

7. Дворниченко А. Ю. Владимир Васильевич Мавродин. СПб.: Филол. фак-т СПбГУ, 2001. 191 с .

8. Дегтярев А. Я. Место битвы изменить нельзя? // Александр Невский и Ледовое побоище. Материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 года / Отв. ред .

Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб.: Академия исследования культуры, 2014. С. 3843 .

9. Зиборов В. К. Памятники древнерусской письменности – основной источник наших знаний об эпохе Александра Невского // Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.: [б. и.], 1995. С. 6973 .

10. Кирпичников А. Н. 750-летие Невской битвы и ее историческое значение // Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.: [б. и.], 1995. С. 4855 .

11. Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.: [б. и.], 1995. 112 с .

12. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. М.: Эксмо, 2004. 1024 с .

13. Мавродин В. В. Борьба русского народа за Невские берега. Л.: Госполитиздат, 1944. 56 с .

14. Мавродин В. В. Ледовое побоище. М.; Л.: ОГИЗ: Госполитиздат, 1941. 16 с .

15. Майоров А. В. Александр Невский и Даниил Галицкий (к вопросу о взаимоотношениях русских князей с татарами) // Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.: [б. и.], 1995. С. 2124 .

16. Михайлова И. Б. Александр Невский и политика создания единого государства в Киевской Руси // Колпица. Материалы научно-практических конференций 1989 и 1994 гг. / Отв. ред. Ю. К. Бегунов, А. Н. Кирпичников. СПб.:

[б. и.], 1995. С. 1519 .

17. Михайловский замок: литературно-исторический журнал. 2000. № 3. 202 с .

18. Моисеева Г. Н. Образ Александра Невского в творчестве М. В. Ломоносова // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы / Под ред. Ю. К. Бегунова и А. Н. Кирпичникова. СПб.: Дмитрий Буланин,

1995. С. 177-180 .

19. Пашуто В. Т. Александр Невский // Ученые записки ЛГУ. Серия исторических наук. 1939. Вып. 3. С. 62–84 .

20. Пашуто В. Т. Александр Невский. М.: Молодая гвардия, 1974. 160 с.; 2-е изд. М.: Молодая гвардия,1975. 160 с.;

3-е изд. М.: Молодая гвардия; Екатеринбург: УТД Посылторг, 1995. 283 с. (Серия «Жизнь замечательных людей») .

21. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. Петрозаводск, 1995. 838 с .

22. Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. М.: Богородский печатник, 1998. 496 с .

23. Присёлков М. Д. Александро-Невский монастырь при Петре Великом // Странник. 1903. Т. 4. С. 569597; Т. 7 .

С. 1630 .

24. Присёлков М. Д. Александро-Невский монастырь при Петре Великом. СПб.: Тип. П. П. Сойкина, 1903. 86 с .

25. Рункевич С. Г. Александро-Невская лавра. 1713–1913. СПб.: Синод. тип., 1913. 1131 с .

26. Русские писатели-богословы. Историки Церкви. Исследователи и толкователи Священного Писания. Биобиблиографический указатель. 2-е изд. М.: Пашков дом, 2001. 462 с .

27. Сапунов Б. В. Мемориал Александра Невского в Государственном Эрмитаже // Александр Невский. Проблемы истории России: Тезисы научно-практической конференции. Усть-Ижора: [б.и.], 2002. С. 5866 .

28. Святой Александр Невский: сб. статей к 750-летию Невской битвы, исполняющемуся в 1990 г. / Сост. А. М. Сушко, отв. ред. Ю. К. Бегунов. Усть-Ижора: [б. и.], 1999. 100 с .

29. Соколов Р. А. Александр Невский в советской довоенной историографии // Александр Невский и Ледовое побоище. Материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища. Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 года / Отв. ред. Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб.: Академия исследования культуры, 2014. С. 160202 .

30. Сорокин П. Е. Археологическое изучение церкви Александра Невского в Усть-Ижоре // Александр Невский .

Проблемы истории России: тезисы научно-практической конференции. Усть-Ижора: [б.и.], 2002. С. 66–73 .

31. Сорокин П. Е. Страницы истории Ижорской земли. Усть-Ижора: [б.и.], 1993. 40 с .

32. Сорокин П. Е. Усть-Ижора. Программа создания музея-заповедника // Святой Александр Невский: сборник статей к 750-летию Невской битвы, исполняющемуся в 1990 г. / Сост. А. М. Сушко, отв. ред. Ю. К. Бегунов. Усть-Ижора,

1999. С. 54–67 .

33. Устрялов Н. Г. Русская история до 1855 года: В 2 ч. Петрозаводск: Корпорация «Фолиум», 1997. 958 с .

34. Шаскольский И. П. Борьба Новгорода со Швецией перед Невской битвой // Военно-исторический журнал. 1940 .

№ 7. С. 90–95 .

35. Шаскольский И. П. Борьба русского народа за невские берега. М.: Воениздат, 1940. 48 с .

36. Шаскольский И. П. Борьба шведских крестоносцев против Финляндии XII–XIV века // Исторический журнал .

1940. № 4–5. С. 102–112 .

37. Шаскольский И. П. Емь и Новгород в XI–XIII веках // Ученые записки ЛГУ. Сер. исторических наук. 1941. Вып .

10. С. 93–115 .

38. Шенк Ф. Б. Александр Невский в русской культурной памяти. Святой, правитель, национальный герой. (1263– 2000). М.: Новое литературное обозрение, 2007. 589 с .

39. Шмурло Е. Ф. Курс русской истории. Возникновение и образование русского государства (862–1462). СПб.:

Алетейя, 1998. 542 с .

40. Щеглов Г. Архив Александро-Невской Лавры и работы по его описанию // Сайт Свято-Троицкой Александро-Невской лавры [Электронный ресурс]: URL: http://lavra.spb.ru/about/history/897-lavra-archive-description#sl21 (дата обращения: 01.11.2013) .

41. Mller G. F. Leben des heiligen Alexandri Newsky. Aus russischen ungedruckten Nachrichten zusammengetragen und mit Zeugnissen auswrtiger Geschichtsschreiber besttigt. Mit einer geschichtlichen Tafel des hl. Alexander Newsky // Sammlung russischer Geschichte. Bd. 1. St. Petersburg, 1732. S. 281314 .

РАЗДЕЛ 2

КНЯЗЬ ДОВМОНТ ПСКОВСКИЙ — ПРОДОЛЖАТЕЛЬ СЛАВНЫХ ДЕЛ

АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО

–  –  –

Князь Довмонт прославился прежде всего тем, что возглавил борьбу псковичей против немецких захватчиков. Защищая стены Пскова, отражая набеги ливонских рыцарей, псковичи спасали русскую землю от западных поработителей и помогали сберечь силы для борьбы с главным в то время врагом — монголо-татарами. Псковские средневековые летописи совершенно не случайно открываются так называемой «Повестью о Довмонте», являющейся их своеобразным предисловием. «Повесть о Довмонте»

принадлежит к числу произведений древнерусской литературы старшего периода. Она является почти единственным источником по истории Пскова и Прибалтики конца XIII века .

Довмонт был родом из Литвы, в молодости он участвовал в междоусобной борьбе литовских князей, потерпел поражение и вынужден был бежать. С семьей и дружиной Довмонт пришел в Псков и просил убежища. Псковичам нужен был предводитель в их постоянных войнах с немецкими рыцарями, они приняли Довмонта и сделали его своим князем .

Кровавые события привели литовского князя в пограничный русский город. Первоначально князь Довмонт правил Нальшанской землей, которая находилась на северо-западе современной Беларуси. Но однажды сюда прискакал гонец, что умерла родная сестра жены Довмонта Агны, которая была замужем за правителем Новогрудка, Миндовгом. Князь Миндовг считался самым сильным из литовских князей и даже носил одно время титул короля. Еще недавно Довмонт был при дворе великого князя Миндовга, гордился своим родством с ним .

Довмонт на похороны поехать не смог, но жену отпустил. А через несколько дней слуги княгини вернулись в замок, но уже без госпожи. Король Миндовг заявил, что теперь, когда ее сестра умерла, женой его должна стать Агна. Несчастная княгиня Агна жила недолго .

Обиженный Довмонт был втянут в заговор жемайтским князем Тренятой — соперником Миндовга в борьбе за власть. Обеспокоенный их сближением Миндовг в 1263 году отправил войско Довмонта на Брянск в надежде, что его разобьют. Но Довмонт вернулся из похода, напал ночью на дом Миндовга и убил его вместе с двумя сыновьями. «И так сокончилось в той час королевство Литовское веспол с королем Мендовгом, который королем был лет одиннадцать», — пишет «Хроника Литовская и Жмойтская» .

Первый и последний король Литвы хитрый и коварный Миндовг запутался в своих интригах. Как оказалось, чтобы править государством, ему не хватило ни политической мудрости, ни государственного мышления. Можно сказать, что он так и остался грубым воякой, не знавшим, как распорядиться завоеванной властью. Совсем другим политическим лидером показал себя князь Довмонт, бежавший в 1266 году с дружиной в 300 воинов, своими боярами и их семьями в Псков, где он был посажен вечем на княжеский престол и крещен .

Этому предшествовали следующие события. После смерти Миндовга Тренята возложил на свою голову корону литовского великого князя, но удержать власть не сумел. Наследник Миндовга Войшелк использовал против Довмонта полоцкого князя Герденя, передав ему Нальшаны. Чтобы выбить Герденя из своей родовой земли, Довмонт-Тимофей (его крестное имя) со своей дружиной и псковичами дважды нападал на Нальшаны. В первом походе он захватил жену Герденя Епраскею с двумя его сыновьями. Во время второго похода Довмонта в 1267 году Гердень погиб, но вернуть Нальшаны у Довмонта не хватило сил. Зато на своей новой родине в Пскове он показал себя с самой лучшей стороны .

Псковский летописец сообщил об этих событиях очень кратко: «Заратилась Литва между собою, и взял Воишелк землю Литовскую. Тогда же князь Довмонт с дружиною своею прибежал в Псков. И крещен был в церкви Троицы, и наречен Тимофеем, и посадили его на княжении в граде Пскове». Последнее было обычной практикой того времени. Тот же Войшелк с целью крестить Литву в 1265 году обратился с просьбой в Псков прислать ему священников, но он так и не дождался их и направился в Полонинский монастырь, чтобы набрать там монахов .

Рассказ о побеге Довмонта в Псков, крещении, походе в Литву содержится не только в псковской летописи, но и в Сокращенной литовской летописи. При этом Довмонт рассматривается в Сокращенной литовской летописи как один из последних литовских князей истинно княжеского рода, после которого пошли князья «иншаго роду» .

Довмонт княжил в Пскове с 1266 по 1299 гг. Нам известны девять походов псковичей под его предводительством. Два первых совершены против литовцев, нередко нападавших на южные владения Новгорода и Пскова, остальные — против немецких и датских феодалов .

Из них особенно замечателен поход 1268 года. Это был объединенный поход нескольких русских княжеств, в нем участвовали суздальские, тверские, новгородские и псковские полки. Великий князь Ярослав Ярославич попросил у псковичей поддержки для борьбы с датчанами, которые завоевали территорию нынешней Эстонии, построив там, в том числе, замок Раковор (современный город Раквере), и угрожали землям Северной Руси. В поход выступили новгородцы во главе с посадником Михаилом Федоровичем, псковичи во главе с Довмонтом, переяславцы, возглавляемые сыном Александра Невского — князем Дмитрием Александровичем (овдовевший Довмонт-Тимофей женился на дочери последнего Марии), и суздальское войско князя Святослава Ярославича. Их поддержали и другие русские князья, приславшие своих ратников .

До начала этого великого похода был заключен договор с ливонскими немцами, по которому новгородцы обязались не вторгаться в земли ливонцев, а те в ответ обещали не мешать новгородцам воевать с датчанами .

Объединенные русские войска быстро добрались до Раковора, где засели датчане, и неожиданно встретились здесь с большим немецким войском. Оказалось, что к противнику пришло могучее подкрепление — магистр Ливонского ордена Отто фон Роденштейн привел своих воинов. Силы оказались неравными, но избежать сражения было уже невозможно .

Русские войска перешли реку, отделявшую их от врагов. Крестоносцы, по своему обыкновению, выстроились клином, который называли «свиньей». Летописец утверждал: «Было побоище страшное, какого не ведали ни отцы, ни деды». Наконец, правое крыло русского войска, в котором сражался и Довмонт, сокрушило вражеский строй. Битва длилась целый день и прекратилась только с наступлением темноты .

Русские воины готовились продолжать сражение на следующий день, но, когда рассвело, они увидели, что неприятель бежал .

Три дня стояло русское войско на поле сражения, ожидая возвращения врага. Но враг не появился, и тогда русские полки вернулись на родину. Только псковичи с князем Довмонтом не ушли, а двинулись дальше, в глубь вражеской страны, и дошли до моря (очевидно, до Финского залива). Домой псковское войско вернулось с богатой добычей. Хотя сам Раковор взят русскими не был, это не имело решающего значения для итогов похода. Орден потерпел самое страшное со времен Ледового побоища поражения .

Это была победа и одержать ее помог князь Довмонт .

Магистр Ливонского ордена решил отомстить за поражение. И в следующем 1269 году во главе 18-тысячного войска на конях и ладьях вторгся в псковские земли. Крестоносцы захватили и сожгли город Изборск. Затем осадили Псков и подвели под его стены тараны .

Десять дней шла битва за Псков. Через десять дней на помощь псковичам подоспело новгородское войско. Крестоносцы, не надеясь больше на победу, поспешили заключить мир. За каждый день осады псковичи потребовали у своих противников год мирной жизни .

Впрочем, немцы побаивались нападать на город, ограничиваясь набегами на пограничные псковские земли. Но Довмонт не забыл о них. Он позаботился о том, чтобы сделать свой город неприступным. И возвел вокруг Пскова новую каменную стену, одну из самых мощных во всей русской земле .

В 1271 году, по сообщению псковского летописца, «остаток собравши поганые Латины, и пришедшее тайно, взяша украины неколико псковских сел, и возвратишася вскоре». Князь Довмонт, «не стерпя обиды», немедленно бросился в погоню. На пяти ладьях-насадах у него было всего шестьдесят «мужей пскович», а немцев оказалось восемьсот. На реке Мироповне псковичи нагнали врага и разбили наголову .

Много немцев погибло в бою, еще больше утонуло в реке во время бегства. Только два немецких насада успели переплыть на остров, покрытый густыми зарослями. Казалось, беглецы спаслись. Но князь Довмонт приказал поджечь сухую траву: «Князь же Довмонт, ехав, повеле зажещи остров, и егда начаша погани бегати, палима траве, всполеша огнем и власи на них и порты, и тако победи их апреля 23-го» .

В следующем, 1272 году ливонский магистр организовал большой поход на Псков, и снова потерпел поражение, хотя силы, собранные им, были весьма значительны. По словам летописца, он «совокупи много вои свои и ополчився в силе тяжце», «прииде ко Пскову, ови на конех, инии в кораблях и в лодьях, и с пороки, хотя пленити». Речь, таким образом, шла не о набеге, а о попытке взять Псков. Князь Довмонт не стал отсиживаться за крепостными стенами и ждать помощи из Новгорода. Врага разбили в «прямом бою». Летописный рассказ хорошо передает напряженную картину боя, решительность предводителя псковского войска: «Довмонт же в множестве ярости мужества своего, не дождав полков новгородских, с малою дружиною с мужи псковичи, выехав, изби полки их, а самого мастера (магистра) раниша по лицу .

Они же трупиа своя многы учаны накладше, отвозоша в землю свою, а прочии остаток их устремишися на бег, месяца июня 18 день» (по другим сведениям — 8 июня) .

Поспешно отступив от города, рыцари продолжали нападать на пограничные земли, «начаша Латина насилие псковичам деяти нападением и награблением». Довмонт не только отогнал насильников, но и перенес войну на их собственную территорию. Он «еха с мужами своими псковичи, и плени землю их и села чудские пожже, и полона много приведоша в землю свою» .

После этого похода записи о немецких нападениях на Псковскую землю исчезают из русских летописей более чем на четверть века!

Да и о самом князе Довмонте Псковском будто забыли летописцы. Это молчание красноречивее многих слов. Оно означает, что немецкие железноголовые рати, устрашенные мечом Довмонта, на время оставили в покое псковские рубежи. А в усобицах князей Довмонт участия не принимал, хотя многие князья-соперники хотели бы привлечь на свою сторону прославленного воителя .

Время для Руси настало мятежное, боролись сильные правители за великое княжение Владимирское, а вместе со стольным градом Владимиром — за власть над остальными князьями. Сменяли друг друга Ярославичи — Ярослав Тверской и Василий Костромской. Потом Александровичи наверх поднялись — Дмитрий, старший сын Александра Невского, стал великим князем. Но шел на него средний Александрович — князь Андрей Городецкий, и заполыхала усобица на Руси. Князь Андрей перекупил в Орде, у нового ордынского хана Тудаменгу, «ярлык» на великое княжение Владимирское, и ханы Кавгадый и Алчедай повели на Русь конные татарские тумены – сажать Андрея на великокняжеский «стол». Было это в 1281 году. Страшная беда обрушилась на Русь. По словам летописца, «татарове разсыпашася по всей земле, ищуще великого князя Дмитрия Александровича, и опустошиша вся около Мурома, около Владимира, около Юрьева, около Суздаля, около Переяславля, около Ростова, около Твери, и до Торжку, и далее, близ Новагорода, гнашася за великим князем Дмитрием Александровичем» .

Схватить Дмитрия его врагам не удалось, он вместе с семьей и боярами заблаговременно отъехал в свою крепость Копорье у южного берега Финского залива, где хранилась его казна. Там Дмитрий хотел переждать ордынское нашествие, накопить силы. Но новгородские бояре предали князя, перехватили его в пути, потребовали передать новгородским наместникам Копорье. «В заклад» они взяли двух дочерей князя Дмитрия, его ближних бояр с женами и детьми. В Копорье встал новгородский гарнизон, там осталась княжеская казна, содержались под арестом его бояре и слуги; других людей Дмитрия содержали под стражей в Ладоге. Обессилевший, покинутый всеми, Дмитрий Александрович «иде за море» .

И вот тут-то в первый и единственный раз в усобицу включился князь Довмонт Псковский, причем на стороне слабейшего. То ли былое боевое братство сыграло роль, то ли родство (как уже говорилось, Довмонт был зятем Дмитрия Александровича), то ли увидел псковский князь в изгнаннике единственного правителя, способного защитить мечом Русь от многочисленных врагов, но Довмонт Псковский стремительным ударом взял Копорье и Ладогу, освободил людей князя Дмитрия, вернул ему казну .

Скупые строчки летописи повествуют об этом дерзком рейде: «Изыде изо Пскова князь Довмонт Псковский, и взял же Копорья всю казну тестя своего, а бояр и слуг изведе из Копорья и отослал ко тестю своему к великому князю Дмитрию Александровичу. И шед взя Ладогу, в ней же были многие люди великого князя Дмитрия Александровича. Он же изведе их, такоже отосла ко тестю своему…»

Дмитрий Александрович сумел вернуть себе великое княжение. А спустя четыре года он впервые в русской истории разгромил в полевом сражении ордынское войско, вторгшееся в его владения. В исторической литературе обычно утверждается, что «первое правильное сражение» с монголо-татарскими завоевателями, выигранное русскими, произошло только в 1378 году на реке Воже в Рязанской земле. На самом деле это случилось значительно раньше. Летописец сообщал в 1285 году: «Князь Андрей Александрович Городецкий привел царевича из Орды на старшего своего брата, великого князя Дмитрия Александровича», татары были «в розгонех семо и тамо», но великий князь, «собрався со многою ратью и идее на них, и побеже царевич во Орду» .

Не оставил Довмонт Псковский в беде своего старого боевого товарища и в 1293 году, когда на Русь обрушилась «Дюденева рать» и Дмитрий Александрович опять был вынужден покинуть стольный Владимир. Он принял великого князя в Пскове, «прияша с честью», как добавил псковский летописец. Не побоялся Довмонт не ханского гнева, ни обиды нового великого князя Андрея… 1299 год, последний год жизни Довмонта Псковского и последние его подвиги во славу земли Русской. Магистр Ливонского ордена вновь привел своих рыцарей под Псков. Они сожгли посады. Перебили жителей, не щадя ни женщин, ни детей. Разграбили монастыри, находившиеся в окрестностях Пскова .

Весенней темной ночью, в канун дня Герасима-грачевника (4 марта по старому стилю) немцы незаметно подкрались к городу («безвестно», как пишет летописец). Коротконогие убийцы-кнехты переползли через частокол, ограждавший псковский посад, и тихими ватагами разошлись по спящим улицам .

Посадских сторожей они вырезали тонкими, как шило, «ножами-убивцами». Крались к детинцу, словно ночные разбойники .

Первыми почуяли опасность знаменитые кромские псы, недремные стражи Пскова: ощетинились, заскулили, просовывая лобастые головы в щели бойниц. Чужие на посаде!

Существовал суровый закон обороны городов: если враг под стенами, нельзя открывать ворота, потому что главное все-таки детинец, а не посад. Лучше пожертвовать посадом, чем рисковать городом. Нет прощенья воеводе, который впустил врага в город, сердобольно желая спасти людей с посада. Большой кровью может обернуться такая сердобольность .

Но князь Довмонт решился, он был уверен в себе и в своих воинах. Из раскрытых ворот вылетела дружинная конница, скрылась в посадских улицах, освещенных пожарами .

Страшен бой в тесноте, между глухими частоколами, на шатких мостиках через ручьи и канавы, в тупиках и дворах. Страшен и непонятен, потому что трудно разобрать даже, кто впереди — свои или чужие, кого рубить сплеча, не упуская мгновения, а кого брать под защиту .

Своих узнавали по белым исподним рубахам, потому что посадские люди, застигнутые врасплох, выбегали из домов без кафтанов, простоволосые, босые. Узнавали по женскому плачу и испуганным крикам детей, потому что мужики пробивались к Крому вместе с семьями. Чужих отличали по отблескам пламени на круглых шлемах, по лязгу доспехов, по тому, как отшатывались они, увидев перед собой всадников с длинными копьями в руках .

Дружинники сбивали немецкие заслоны, пропускали через свои ряды беглецов, медленно пятились, ожидая, когда те втянутся в ворота. И спасли многих, хотя и погибло немало .

Может быть, Довмонт и не решился бы на вылазку, если бы городские ворота не прикрывал надежный захаб, где находились вооруженные воины. Они пропустили беглецов с посада и дружинников, успев захлопнуть ворота перед набегавшими из дыма кнехтами .

Надолго запомнилась псковичам эта страшная ночь: зарево пожара над крепостной стеной от пылающего посада и зловещая темнота на Запсковье и Завеличье, отданных на поток и разграбление .

Утром свежий ветер с Псковского озера отогнал дым. За обугленными развалинами посада стояли цепи кнехтов. Левее, на берегу реки Псковы, возле пригородной церкви Петра и Павла, высились большие шатры знатных рыцарей, развевались стяги с черными крестами. К стенам Пскова враг подтягивал «пороки», готовясь начать осаду. Со всех сторон тянулись к городу отряды рыцарей и пехотинцев, немцы окружали город неторопливо, обстоятельно, явно не ожидая, что псковичи осмелятся выйти в поле. Но именно так поступил опытный Довмонт .

С глухим стуком упали перекидные мосты через ров перед Великими и Смердьими воротами, густо побежала по мостам псковская пехота. Потом выехала конница и, обгоняя пешцев, устремилась по берегу речки Псковы к переполошившемуся рыцарскому стану. А от устья Псковы спешила к шатрам псковская судовая рать. Князь Довмонт и псковский посадник Иван Дорогомилович руководили боем .

И не устояли рыцари перед неистовым натиском псковичей, побежали. Спасаясь от разящих копий и мечей, прыгали с кручи в реку. В клубах пыли откатывались прочь кучки рыцарей, сумевших прорваться через кольцо окружения. Кнехты врассыпную бежали к речке Усохе, карабкались на известковые холмы .

Меч, обнаженный князем Довмонтом Псковским, снова оказался победоносным!

Псковичи праздновали победу, не зная, что эта битва — лебединая песня прославленного князя .

Весна набирала силы, но сам Довмонт, окруженный любовью и благодарностью горожан, медленно угасал, как будто отдал в последней битве все оставшиеся у него жизненные силы. А может, его настиг мор, неожиданно проникший в Псков, многие люди тогда умерли… Недаром записал летописец: «Был тогда в Пскове мор вельми зол, тогда и князь Довмонт, мало поболев, представился месяца мая в 20 день. Тело его положили в церкви Троицы» .

Но князь Довмонт все-таки успел дать последнее наставление младшему из своих сыновей, рожденному в браке с Марией Давиду: хранить верность тем, кому принес присягу, и никогда не брататься с крестоносцами. Давид, сын Довмонта, прославился как великий ратоборец, отважный защитник городов белорусских Гродно и Новогрудка от крестоносцев и талантливый полководец .

Доблесть князя Довмонта заслужила ему любовь и уважение псковичей. Псковский летописец с похвалой отзывается о его гордости и мужестве, говорит, что Довмонт «не терпел обидим быти», то есть отвечал ударом на удар врага. Меч князя Довмонта стал символом княжеской власти в Пскове .

Этим мечом позже благословлялись на подвиги псковские князья. Возможно данная традиция была положена самим Довмонтом. Во всяком случае ритуал благословения мечом описывается в «Повести о Довмонте». Довмонт, войдя в церковь, кладет свой меч перед алтарем, совершает молитву, затем игумен Сидор и весь «иерейский чин» опоясывают Довмонта мечом и благословляют на бой. Торжественность ритуала и его описания с внесением этого элемента не разрушается, зато вся церемония приобретает явно воинский колорит. Нам неизвестны другие древнерусские произведения на воинскую тему, в которых бы упоминалось о благословении на бой мечом .

Так или иначе, благословение мечом в тексте «Повести о Довмонте» является отражением реального обряда, существовавшего в Пскове. Псковичи находились в тесных контактах с западными соседями, вполне вероятно, были знакомы и с рыцарскими обычаями. Спустя двести лет «Довмонтов меч» торжественно вручили сыну великого князя Василия II Темного — Юрию, и это было посвящение в наместники Пскова: «дали ему меч в руки князя Довмонта» .

Светский идеал князя, «идеал мужественной красоты», — самый разработанный в древнерусской литературе. Он тесно связан с кодексом рыцарской чести, с представлениями о долге князя перед дружиной, подданными, родиной, он включает не только понятие чести и мужества, но и требование феодальной верности, щедрости, справедливости и т. д. Вместе с тем, в «Повести о Довмонте» отразились не только общие феодально-рыцарские представления о княжеском достоинстве, но и чисто псковские взгляды на роль и обязанности князя .

Положение князей в Пскове было особым, они по сути дела были отстранены от внутреннего управления. Обязанности князей заключались в защите псковских земель, князь был прежде всего предводителем псковского войска. Возможность свободного выбора и право изгнать, когда нужно, вызвали сдержанное отношение псковичей к своим князьям, известную демократизацию их идеала как в жизни, так и в литературе. В «Повести о Довмонте» отразился именно псковский вариант представлений о «благом»

князе – в первую очередь воине, готовом в любую минуту встать на защиту псковских земель. Он изображается исключительно в ратных ситуациях, и, хотя легенда связывает с его именем строительство Довмонтовой стены и возведение нескольких церквей, об этом не упоминается в летописной повести. Не говорится в Повести и о роли Довмонта в борьбе Дмитрия Александровича за великокняжеский престол .

Благодаря сконцентрированности внимания только на одной стороне деятельности Довмонта, его изображение приобретает своеобразную силу и динамизм. Тридцатитрехлетнее княжение Довмонта не знает минут отдыха и покоя, оно наполнено движением и звоном мечей. Одно сражение следует за другим, и в этой непрерывности «вечного» боя теряется ощущение длительности времени. Активность, решительность, обостренное чувство чести — основные составляющие этого энергичного ритма жизни. Из всех достоинств князя главными оказываются его мужество, бесстрашие, горячность в бою, готовность жертвовать жизнью за свою честь и славу, за честь и славу Пскова. Эти основные черты, отвечающие средневековым псковским представлениям об идеальном князе, и отразились в летописном образе князя Довмонта .

В древнем Новгородском кремле, неподалеку от Софийского собора, стоит единственный в своем роде памятник – «Тысячелетие России». Постамент памятника обрамляет рельефный фриз, на котором изображены более ста известнейших деятелей нашего государства. Нелегко было выбрать в тысячелетней истории страны этих самых достойных. Однако образу князя Довмонта, принявшего на себя в трудные для Руси времена основную тяжесть обороны ее северо-западных рубежей, нашлось почетное место на уникальном памятнике России .

Литература

1. Каргалов В. В. Полководцы X–XVI вв. М., 1989. 334 с .

2. Охотникова В. И. Повесть о Довмонте. Л., 1985. 232 с .

3. Псковские летописи. (Полное собрание русских летописей. Том V. Вып. 1. М., 2003. 256 с .

4. Псковские летописи. (Полное собрание русских летописей. Том V. Вып. 2. М., 2000. 368 с .

5. Псковский край в истории России. Псков, 1996. 320 с .

6. Чаропко В. Великие князья Великого Княжества Литовского. Минск, 2012. 264 с .

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ ДОВМОНТ-ТИМОФЕЙ В ПАМЯТИ ПОТОМКОВ:

К 750-ЛЕТИю СО ВРЕМЕНИ НАЧАЛА КНЯЖЕНИЯ В ПСКОВЕ

–  –  –

Святой благоверный князь Довмонт (Домант) (? — 20.05.1299 (по новому стилю 02.06.1299) Псковский, князь Даумантас (по-литовски)) Нальшанский (Нальшинайский, Нальшенский), был родом из Литвы, сначала ревностно исповедовал язычество. В 1265 году, спасаясь от междоусобиц литовских князей, был вынужден покинуть Литву и с 300 литовскими семьями пришел в Псков, приведя с собою сильную дружину .

Псковская земля стала его второй родиной. Князь Довмонт со всей своей свитой принял святое крещение с именем Тимофей. Через год за доблесть и истинно христианские добродетели псковичи избрали его своим князем. В течение 33 лет он управлял городом и был единственным князем за всю историю Пскова, который сумел так долго сохранить мир и согласие с псковским вечем .

Князь Довмонт был справедлив и строго следил за правосудием других, щедро творил милостыню, принимая нищих и странников, благоговейно чтил церковные праздники, покровительствовал храмам и монастырям и сам основал обитель в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Через брак с дочерью великого князя Димитрия, внучкой святого благоверного князя Александра Невского, он породнился с русским великокняжеским родом .

Князь Довмонт, как и святой Александр Невский, был славным защитником Русской земли. Основная заслуга благоверного князя Довмонта, как талантливого военного полководца и государственного деятеля, состоит в том, что в течение многих лет он надежно защищал северо-западную границу Русского государства от неприятельских нападений, неоднократно (в 1268, 1269, 1271, 1299 гг.) его войско (иногда при поддержке новгородцев) разбивало рыцарей Ливонского ордена. Перед каждой битвой святой Довмонт приходил в храм, полагал свой меч к подножию святого престола и принимал благословение духовника, который препоясывал ему меч. Князь Довмонт сделал псковскую крепость неприступной .

В память о славном защитнике города каменная оборонительная стена, возведенная святым князем рядом с Кромом в конце XIII века, была названа Довмонтовой, а территория, огражденная стеной, до сих пор называется Довмонтовым городом. Князь Довмонт рядом с Кремлем возводил храмы в честь того святого, в день памяти которого одерживал победу .

Ставили там храмы по особым обетам и другие жители Пскова. Небольшая территория нынешнего Довмонтова города была сплошь покрыта храмами (Первый храм в честь святого Довмонта-Тимофея был построен в Довмонтовом городе в 1574 году). Святой благоверный князь Довмонт-Тимофей скончался и был погребен в Троицком соборе Пскова. Рядом с мощами благоверного князя в Троицком соборе висел его боевой меч (в настоящее время меч хранится в Псковском историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике), который вручался в храме Святой Троицы псковским князьям при возведении на престол. Псковичи вспоминали, как святой князь заботился о них в мирные дни и особенно, когда городу угрожала опасность, как вел их в бой со словами: «Добрые мужи псковичи! Кто из вас стар, тот мне отец, кто молод, тот брат .

Икона св. князя Довмонта Постоим за Святую Троицу!» Вскоре после кончины князя началось почитание его как святого заступника пред Богом, молитвенно охраняющего нашу землю от врагов и бедствий. Не раз и после смерти защищал Псков святой князь .

Святой благоверный князь Довмонт-Тимофей и его супруга, в схиме преподобная Марфа (?–1300) удостоились особой почести быть изображенными на чудотворной Мирожской иконе Божией Матери .

При явлении Божией Матери старцу Дорофею во время осады Пскова поляками 27 августа 1581 года святой благоверный князь Довмонт-Тимофей был среди избранников Божиих, сопровождавших Небесную Заступницу Пскова .

В 2016 году исполняется 750-лет с начала княжения Довмонта-Тимофея в древнем Пскове. По инициативе общественности города Пскова и Решению Псковской городской Думы № 1807 от 29.12.2015 «Об объявлении 2016 года в муниципальном образовании «Город Псков» годом князя Довмонта» 2016 год объявлен в городе Пскове — Годом Довмонта .

Вашему вниманию предлагается тематический библиографический список литературы, размещённый в формате виртуальной книжно-иллюстративной выставки на сайте ЦБС г. Пскова (http://bibliopskov .

ru/dovmont750.htm), освещающий летописные и письменные источники о князе Довмонте, исследования историков, филологов, искусствоведов, краеведов о князе, о его образе в древнерусском искусстве и его святости. Вы узнаете, какие художественные произведения созданы о князе Довмонте, какие исследования проводились в Довмонтовом городе, как увековечена память о князя Довмонте, какие книги изданы о князе Довмонте для детей и юношества. Приглашаем к прочтению!

Летописные и письменные источники о князе Довмонте Житие святого благоверного князя Довмонта (во святом крещении Тимофея, Псковского) // Описание чтимых икон и жития святых Псковской епархии или имевших отношение к Псковскому краю: по благословению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия: май / сост. протоиерей О. Тэор.

Санкт-Петербург; Псков:

САТИСЪ; Изд. храма Александра Невского,1994. С. 31–41 .

Святой благоверный князь Довмонт (Домант) Псковский, князь Нальшинайский (Нальшанский), был родом из Литвы, сначала ревностно исповедовал язычество. В 1265 году, спасаясь от междоусобиц литовских князей, был вынужден покинуть Литву и с 300 литовскими семьями пришел в Псков. Псковская земля стала его второй родиной. День памяти 20 мая (2 июня) .

Полное собрание русских летописей. Т. 2: Ипатьевская летопись / предисл. Б. М. Клосса. Репринт. воспроизв. изд. 1908 г. М.: Языки русской культуры, 1998. 604 с .

О князе литовском Довмонте (Домонте) с. 860 (1263 г.) .

Полное собрание русских летописей. Т. 3: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред. А. Н. Насонова; предисл. Б. М. Клосс. Репр. воспроизведение изд. 1950 г. М.: Языки русской культуры, 2000. 707 с.: ил .

Упоминается в Новгородской первой летописи Довмонт (в крещении Тимофей), князь Псковский на с. 85–86, 314–316 за 1265–1269гг. (6774–6776), с.324 за 1280-1282 гг. (6790), с. 329 за 1298–1299 гг. (6806), с. 90, 330 за 1299 г .

(6807) .

Полное собрание русских летописей. Т. 4. Ч. 1: Новгородская четвертая летопись / предисл. А. Г. Боброва .

Репр. воспроизведение. М.: Языки русской культуры, 2000. 687 с .

Упоминается в Новгородской четвертой летописи князь Довмонт (Домант, Домонт), Тимофей, кн. Литовский, Псковский на с. 235–238 за 1266 г. (6774), 241–242 за 1270–1273гг. (6778–6781), 244 за 1280–1281 (6788–6790), 250–251 за 1297–1301 гг. (6805–6809), 598–599 за 1264–1283 гг. (6772–6791), 601 за 1295–1326 (6803–6834) .

Полное собрание русских летописей. Т. 5. Вып. 1: Псковские летописи / АН СССР. Ин-т истории; под ред .

А. Н. Насонова. Репр. воспроизведение. М.: Языки славянской культуры, 2003. 148 с .

Исторические события описываются в тихановском списке с 1265 г. (6773) по 1299 г. (6807) связанные с периодом княжения Довмонта на с. 4–5 .

Полное собрание русских летописей. Т. 5. Вып. 2: Псковские летописи / АН СССР. Ин-т истории; Под ред .

А. Н. Насонова. Репр. воспроизведение. М.: Языки русской культуры, 2000. 363 с .

Исторические события описываются в синодальном списке с 1265 г. (6773) по 1299 г. (6807) на С. 21–22 и в строевском списке связанные с периодом княжения Довмонта на с. 82–87 .

Полное собрание русских летописей. Т. 6. Вып. 1: Софийская первая летопись старшего извода / предисл .

Б. М. Клосс. Репр. воспроизведение. М.: Языки русской культуры, 2000. 582 с .

Упоминается в Софийской первой летописи Довмонт (Домант, Тимофей) князь псковский на с. 340–347 за 1266–1269 гг. (6774–6777), 352–354 за 1271–1272 гг. (6779–6780), 358 за 1282 г. (6790),365 за 1299 г.(6807), 417 за 1341 г. (6850) .

В первом выпуске летописей описываются события в тихановском списке с 1265 г. (6773) по 1299 г. (6807) связанные с периодом княжения Довмонта на С. 13–14 .

Псковские летописи. Вып. 2 / АН СССР. Ин-т истории; под ред. А. Н. Насонова. М.: Изд-во АН СССР, 1955 .

363 с .

Во втором выпуске летописей описываются события в синодальном списке с 1265 г. (6773) по 1299 г. (6807) связанные с периодом княжения Довмонта на с. 21–22 .

Сказание о Довмонте // Воинские повести Древней Руси / сост. Н. В. Понырко. Л.: Лениздат, 1985. С. 136–145 .

Среди повестей приведен и памятник псковской литературы — «Повесть о Довмонте» (XIV век). Это произведение во многом сходно с «Повестью о житии Александра Невского», также входящим в сборник, но в нем нашли яркое отражение черты местной псковской литературы и псковского устного творчества .

Сказание о Довмонте // Памятники литературы Древней Руси: XIV — середина XV века / [вступ. ст. Д. С. Лихачева; сост. и общ. ред. Л. А. Дмитриева, Д. С. Лихачева]. М.: Художественная литература, 1981. С. 50–57: ил. Текст парал.: рус., древнерус .

Сказание о благоверном князе Довмонте и храбрости его — севернорусское княжеское житие, близкое по жанру Житию Александра Невского, но более светское по характеру (подготовка текста перевод и комментарий доктора филологических наук, профессора Валентины Ильиничны Охотниковой). Герой сказания — князь Довмонт (Тимофей) (?–1299), литовец по происхождению, княжил в Пскове в 1266– 1299 годах. Под его предводительством русские войска одерживали блестящие победы над Ливонским орденом и Литвой. Сказание пользовалось огромной популярностью в Пскове и Новгороде, вошло в летописи этих земель .

*** Литература Древнего Пскова // Псковский край в литературе: учеб. пособие для студентов вузов / М-во просвещения РФ, Псков. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова, Гл. упр. образования Псков. обл.; [сост. и гл. науч. ред. Н. Л. Вершинина]. Псков: ПГПИ, 2003. 806 с.: портр. Библиогр. в тексте (1100-летию г. Пскова посвящается). [Электронный ресурс]: URL: http://pskovpisatel.ru/wp-content/uploads/2013/06/Псковский-край-в-литературе.pdf (дата обращения:

21.03.2016) .

Рассматривается литература Древнего Пскова, в том числе «Повесть о Довмонте», доктором филологических наук, профессора Натальей Леонидовной Вершининой в литературно-историческом аспекте (описание деяний князя Довмонта на с. 17–21) .

Охотникова В. Повесть о князе Довмонте / Валентина Охотникова // Псковская земля. История в лицах: в 3 кн.:

«Сии бо люди крылати...» / [ред.-сост. Т. В. Вересова; худож. Г. И. Метченко] М.: Северный паломник, 2007. С. 35–39 .

(Псковская земля; История в лицах) .

Автор статьи доктор филологических наук, профессор кафедры литературы Псков ГУ Валентина Ильинична Охотникова напоминает, что с «Повести о князе Довмонте» начинаются все псковские летописи. Кроме того, повесть вошла в состав общероссийского летописного свода 40-х гг. XV века и многих летописей XV–XVI веков .

В. И. Охотникова, рассматривая период правления князя Довмонта, отражённый в повести, приходит к выводу, что автор повести был хорошо знаком с традициями княжеских описаний .

Исследователи о князе Довмонте (археологи, историки, филологи, искусствоведы, краеведы) Краткая историческая справка ДОВМОНТ (ДОМАНТ, ДАУМАНТАС) (? — 20 мая 1299) // Псковская энциклопедия: 903–2007. Изд. 2-е, доп. Псков: Псковская энциклопедия, 2007. С. 259–260 .

ДОВМОНТ (?–1299) // Псковский биографический словарь / Псков. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова. Псков:

ПГПИ, 2002. С. 152 .

В книжных изданиях дореволюционных исследователей Болховитинов, Е. А. Псковские владетельные князья // Болховитинов Е. А. История княжества Псковского / Митрополит Евгений (Болховитинов); переизд. подготовили Н. Ф. Левин и Т. В. Круглова. Псков: Псковская областная типография, 2009. С.171–184. (Псковская историческая библиотека) .

В книге псковского архиерея Евгения (Болховитинова) в разделе «Псковские владетельные князья» рассказывается о Доманте, Князе Литовском: «пришёл 1266 года в Псков и, здесь крестившись, наречен Тимофеем», пишет автор, он освещает период княжения Довмонта (1266–1299) на с. 175–178 .

Василев, И. И. Археологический указатель г. Пскова и его окрестностей / И. И. Василев. Санкт-Петербург,

1898. 97 с .

Исследование по археологии краеведа Ивана Ивановича Василева (1836–1901). Упоминается князь Довмонт на стр. 10, 30, 34, 36, 37, 44, 45,66, 69 .

Василев, И. И. Святой Благоверный Князь Домант-Тимофей Псковский: (биографический очерк) / И. И. Василев. Псков: Типография Губернского Правления, 1899. 13, [35] с. Копия книги .

Исследование краеведа Ивана Ивановича Василёва (1836–1901) о жизни и славных деяниях князя Довмонте-Тимофее. И. И. Василёв пишет: «…я желаю воскресить в памяти хотя бы бледный облик этой замечательной, но почти забытой в нашей истории личности. В многочисленных исторических произведениях ученых о Доманте говорится вскользь, а в школьных учебниках имя его и не упоминается» .

И. И. Василёв отмечает, что Довмонт по своим деяниям занимает хотя и не равное место с главными печальниками и устроителями Русской земли, как например Александр Невский и другие, но весьма близко к ним .

Карамзин, Н. М. История государства Российского: в 4-х кн. Кн. 2 (Т. IV–VI) / Н. М. Карамзин. Ростов-на-Дону: Феникс, 1994. 604, [2] с .

В «Истории государства Российского», многотомном сочинении российского историка, литератора эпохи сентиментализма Николая Михайловича Карамзина (1(12).02.1766–22(3).06. 1826,), в главе III, посвященной князю Ярославу Ярославичу, встречается историческое описание событий, связанных с именем князя Довмонта: его участие в битве при Раковоре (1268) и период княжения в Пскове (1266–1272). См. С. 52–55, 58 .

Соловьев С. М. Сочинения: в 18 кн. Кн. 2: История России с древнейших времен: т. 3-4 / С. М. Соловьев; отв .

ред. И. Д. Ковальченко, С. С. Дмитриев; коммент. В. Т. Пашуто и др. М.: Мысль, 1988. 765 с .

О Довмонте упоминается на с. 161–163,176, 194 .

Российский историк Сергей Михайлович Соловьев (5 (17).05.1820 — 4 (16).10.1879) в главе третьей «От батыева нашествия до борьбы между сыновьями Александра Невского (1240–1276)» рассматривает роль князя Довмонта для Пскова: «Псковичи не ошиблись в выборе: Довмонт своими доблестями, своею ревностию по новой вере и новом отечестве напомнил Руси лучших князей ее из рода Рюриковичи - Мстиславов, Александра Невского»

Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 г. по 1505 г.:

биогр. очерки по первоисточникам и главнейшим пособиям / А. В. Экземплярский. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 1998 .

480 с. (Славяне) .

О Довмонте упоминается на с. 37, 40,43,256, 257, 291, 296, 297, 305 .

В исследовании российского историка Андрея Васильевича Экземплярского (1846–1900) рассматривается участие князя Довмонта в битвах за Копорье и Псков (с. 37, 40, 43). В приложении № 2 «Свод летописных известий о Новгородской земле в хронологическом порядке за период времени от 1230 г. до падения самостоятельности Новгорода» затрагиваются события, связанные с периодом княжения Довмонта (с. 256, 257, 296, 305), упоминается Довмонтова стена (с. 291) .

В книжных изданиях современных исследователей Андреев А. Р. Князь Довмонт Псковский: документальное жизнеописание: историческая хроника XIII в. / А. Р. Андреев; [оформ.: В. Ярилов]. М.: Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1998. 257, [2] с.: ил. [Электронный ресурс]: URL: http://romanbook.ru/book/10886976/ (дата обращения: 21.03.2016) .

Первое полное по содержанию издание современного историка Александра Радьевича Андреева о святом Довмонта Псковского, в течение тридцати лет (1266–1299), защищавшего русскую землю от нашествий Ливонского ордена и Литвы, названного русским историком С. Ф. Платоновым наряду с Александром Невским и Даниилом Галицким «героем XIII века», канонизированного Русской Православной Церковью. В книге также дано полное описание Тевтонского ордена крестоносцев – основного противника русских княжеств в XIII веке, приведены многие источники, говорящие о создании Литовского государства князем Миндовгом, описаны взаимоотношения Новгорода и Пскова в XIII веке .

В приложении: Житие Довмонта, написанное его современником; Сокращенная Псковская летопись, составленная в 1831 году митрополитом Евгением (Болховитиновым) и рассказывающая об истории Пскова от 862 года до Отечественной войны 1812 года; биографический очерк, составленный И. И. Василевым в 1899 г. «Святой благоверный князь Домант-Тимофей Псковский» .

Каргалов В. В. Довмонт Псковский // Каргалов В. В. Полководцы X–XVI вв. / В. В. Каргалов. М.: ДОСААФ,

1989. С. 105–118 .

Вадим Викторович Каргалов (1932–2009) — российский историк в своей книге о выдающихся полководцах России X–XVI веков, о блистательных победах русского оружия, рассматривает и воинские заслуги князя псковского Довмонта (?–1299) .

Медников М. М. «Земле Святой Троицы верой и правдой служить…» // Псковский летописец: краевед. альманах. 2010. № 2 (3). С. 30–38: ил .

В публикации псковского краеведа Михаила Михайловича Медникова рассказывается о подвигах и доблести князя Довмонта .

Медников М. М. Псков — страж земли Русской / М. М. Медников // Псков — город воинской славы: ст. и документы / [Д. С. Лихачев, М. М. Медников, И. Б. Голубева и др.; сост. Н. Ф. Левин]. Псков: Псковская областная типография, 2010. С. 31–78. (Псковская историческая библиотека) .

Краевед Михаил Михайлович Медников описывает исторические события, связанные с именем Довмонта в Пскове .

Охотникова В. И. Повесть о Довмонте: исследование и тексты / В. И. Охотникова; отв. ред. Л. А. Дмитриев. Л.:

Наука, 1985. 232 с .

Повесть о Довмонте принадлежит к числу произведений древнерусской литературы старшего периода. Она посвящена событиям XIII века и рассказывает о псковском князе, литовце по происхождению, тридцатитрехлетнее княжество которого было временем славных побед Пскова над Литвой и Ливонским орденом, важных и для Пскова и для всей русской земли .

В книге доктора филологических наук, профессора Валентины Ильиничны Охотниковой прослеживается литературная история «Повести о Довмонте», впервые публикуются тексты всех редакций памятника древнерусской литературы XIV в., в котором рассказывается о героической борьбе Пскова с иноземными захватчиками, дается жизнеописание псковского князя Довмонта, сыгравшего огромную роль в жизни древнего Пскова .

Книга предназначена для специалистов по истории древнерусской литературы, историков, искусствоведов .

Охотникова В. И. Повесть о Довмонте // Охотникова В. И. Псковская агиография XIV–XVII вв.: (исследование и тексты): в 2 т. / В. И. Охотникова. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. Т. 1.: Жития князей Всеволода-Гавриила и Тимофея-Довмонта. С. 351–570 .

Первый том монографии «Псковская агиография XIV–XVII вв.» посвящен изучению литературной истории житий двух псковских святых князей — Всеволода-Гавриила и Довмонта .

В результате изучения рукописной традиции княжеских житий Довмонта, созданных псковскими агиографами, открыты новые редакции, уточнено время их создания, рассмотрены вопросы авторства, определены исторические и литературные источники .

Житие Довмонта рассматривается в комплексе с гимнографическими произведениями в честь святого, что позволило разрешить целый ряд текстологических вопросов в изучении этих памятников. Также в томе публикуются тексты большинства редакций житий Довмонта .

Пилявец В. В. И княжил тот князь во граде Пскове тридцать лет и три года // Пилявец В. В. И бысть сей град велик и славен: [очерки из истории земли Псковской] / Валерий Пилявец; худож. Е. Стефанская, фот. В. Пилявец .

Псков: [б. и.], 2014. С. 3–32 .

Краевед Валерий Валентинович Пилявец в популярной форме рассказывает о княжении в Пскове князя Довмонта с 1266 по 1299 гг .

Пилявец В. В. «Потягнем за Дом Святой Троицы и свое Отечество» / Валерий Пилявец. Псков: [б. и.], 2016. 40 с .

Краевед Валерий Валентинович Пилявец повествует о княжении в Пскове князя Довмонта с 1266 по 1299 гг .

Плоткин К. М. Древний Псков: [эссе] / К. М. Плоткин. Псков: [б. и.], 1997. 157 с.: ил. Текст парал. на рус. и англ. яз. О Довмонте упоминается на с. 40–42 .

Автор книги — доцент, кандидат исторических наук РГПУ им. А. И. Герцена Константин Моисеевич Плоткин, изучая в 1990-е годы Древний Псков, описывает вторую половину XIII века, отмечая деяния князя Довмонта, его роль для Пскова .

Плоткин К. М. История.VI–XVII вв. / К. М. Плоткин // Псков: Памятники истории, культуры, архитектуры:

в 2 т. Т. 1. / авт.-сост. Е. П. Матвеев. М.: ТЕРРА-Книж. клуб, 2003. С. 29–80. (Богатырская застава земли Русской) .

О Довмонте упоминается на с. 34–35 .

Рахматуллин А. М. Предпосылки к «затиранию» имени князя Довмонта в русской истории / А. М. Рахматуллин // Третьи Псковские региональные краеведческие чтения, Псков, 10–12 октября 2012 г.: [сборник докладов] / Союз краеведов России. Псков. регион. отд-ние, Рос. Междунар. акад. туризма. Псков. фил.; [ред.-сост. Т. В. Вересова]. Псков; М.: [б. и.], 2013. С. 200–210 .

Псковский исследователь Анатолий Михайлович Рахматуллин, изучив различные летописные источники, отмечает, что только при князе Довмонте Псков стал независимым княжеством. Проявив себя при жизни не только как воин, но и как православный, Довмонт-Тимофей был причислен Русскою Православною Церковью к лику святых .

Его почитают в Белоруссии, Польше .

Шефов Н. А. Русско-германские войны XIII века // Шефов Н. А. Русь. Российская империя / Н. А. Шефов. М.:

Вече, 2004. С. 58–68. (Все войны мира) .

В книге военного историка Николая Александровича Шефова описаны исторические события с упоминанием князя Довмонта на с. 66–68: Псково-новгородский поход в Ливонию. Битва при Раковоре (1268), ливонская попытка реванша за Раковор (оборона Пскова, 1269) и конец 30-летнего перемирия, оборона Пскова (1299 г.) Широкорад А. Б. Земной и небесный защитник Пскова //

Широкорад А. Б. Дипломатия и войны русских князей. От Рюрика до Ивана Грозного / А. Б. Широкорад. М.:

Вече, 2006. С. 185–194. (Военные тайны России) .

Александр Борисович Широкорад — современный российский военный специалист, публицист рассматривает некоторые спорные проблемы истории Древней Руси. Вот уже несколько веков они являются предметом серьезных дискуссий ученых, публицистов, писателей. В главе, посвященной князю Довмонту, упоминает о «Повести о чудеси святых благоверных князей Всеволода и Довмонта» записанной Гаврилой Фроловым в Якутске 23 октября 1689 г .

А. Б. Широкорад отмечает подвиги Довмонта на благо земли Псковской ставшего первым этническим литовцем среди русских святых .

О месте последнего боя князя Довмонта Морозкина Е. Н. Псковская земля / Е. Н. Морозкина. М.: Искусство, 1975. 167 с.: ил. (Дороги к прекрасному) .

Искусствовед Елена Николаевна Морозкина (1922–1999), описывая церковь Петра и Павла на Брези, упоминает о последней битве Довмонта на берегу реки Великой при данной церкви в 1299 г. (с. 39–40) .

Окулич-Казарин Н. Ф. Спутник по древнему Пскову (любителям родной старины): посвящ. 1100-летию первого упоминания города в летописи / Н. Ф. Окулич-Казарин; [предисл., примеч. и общ. ред. Е. П. Иванова]. Изд .

3-е, юбил. Псков: Светоносец, 2001. 304 с .

В книге русского военного юриста, генерал-лейтенант, краеведа Николая Фомича Окулича-Казарина (1849–1923) упоминается церковь св. апостолов Петра и Павла с Бую (Буя), где рядом прошел последний бой князя Довмонта с немецкими рыцарями (с. 154) .

Храм на берегу Псковы // Псков через века. Памятники Пскова сегодня: [альбом] / сост. И. К. Лабутина .

Санкт-Петербург: ФЕРТ, 1994. С. 137–144 .

О месте проведения последнего боя князя Довмонта с немецким войском у церкви Петра и Павла с Буя с. 137 .

В периодической печати Охотникова В. И. Довмонт, а не Довмонт / В. И. Охотникова // Новости Пскова. 2002. 31 окт. С. 6: фот .

Автор статьи — доктор филологических наук, профессор кафедры литературы Псков ГУ Валентина Ильинична Охотникова считает, что имя князя Довмонта надо произносить с ударением на первый слог Довмонт, а не Довмонт, аргументируя с филологической и исторической точки зрения .

Салмин С. А. Князь Довмонт: герой и политик / С. А. Салмин // Псковские новости. 2014. 21 марта (№ 25) .

С. 6. Фот. иконы «Богоматерь Панагия» (Оранта Мирожская) .

Псковский археолог Сергей Анатольевич Салмин рассказывает о военных событиях в Литовском княжестве середины XIII века, приведших Даумантаса, князя Нальши в Псков, где он стал Тимофеем, князем Пскова. Рассматривается также период княжения Довмонта в Пскове с 1266 по 1299 гг .

Алексеев ю. А. Охранитель земли русской / Ю. А. Алексеев // Военно-исторический журнал. 1994. № 6 .

С. 78–82 .

Автор публикации — военный историк Алексеев Ю. А., подробно рассматривает исторические события, приведшие к княжению Довмонта в Пскове (1266–1299); участие князя в военных походах в Литву в 1266 и 1267 гг. и битве при Раковоре (1268). В конце публикации отмечается, что во время вторжения рыцарей (1299) Довмонт, будучи уже в преклонном возрасте, организовал оборону, разбил немцев на берегу р. Великой и отправил пленников к великому князю Владимирскому Андрею Александровичу как свидетельство крупной победы Пскова над ливонцами .

Лобачев В. Святые войны / Валерий Лобачев // Наука и религия. 2010. № 6. С. 30–31. (Основы духовно-нравственной культуры в помощь учителям, родителям, ученикам) .

Автор статьи рассказывает о князе Довмонте, о его мече, о победах князя .

Нестеренко А. Н. Довмонт (Тимофей) Псковский / А. Н. Нестеренко // Вопросы истории. 2015. № 8. С. 20–38 .

(Исторические портреты) .

Автор статьи — кандидат философских наук, доцент Московского государственного технического университета им. Н. Э. Баумана Александр Николаевич Нестеренко, подвергает сомнению достоверность исторических фактов из биографии князя Довмонта (Тимофея), приводя в пример строки из «Сказания о благоверном князе Довмонте и храбрости его» и других летописных источников .

Новиков А. Волк в коже агнца / А. Новиков // Свет: Природа и человек. 2004. № 11. С. 79–81 .

Статья посвящена периоду мятежей в Литве в середине XIII века и князю Довмонту покинувшего Литву .

Образ Довмонта в древнерусском искусстве Богоматерь Великая Панагия, Оранта Мирожская // Псковская икона XIII–XVI веков: [альбом / сост .

И. С. Родникова; авт. вступ. ст.: М. В. Алпатов, И. С. Родникова; ред. Т. С. Гейченко]. Л.: Аврора, 1990. С. 293: 2 цв. ил .

В книге искусствоведа Псковского музея-заповедника Ирины Самуиловны Родниковой (1940 -2015) имеется полное описание Иконы Оранты Мирожской второй половины XVI века копии с иконы XIII века. На иконе изображены святой благоверный князь Довмонт, в крещении Тимофей (по правую руку от Богородицы), а по левую руку — его супруга, княгиня Мария (в иночестве Марфа Псковская), внучка святого благоверного князя Александра Невского (две цветные иллюстрации иконы под № 10) .

Богоматерь Мирожская // Васильева О. А. Иконы Пскова: [в 2 т.] / О. А. Васильева, И. И. Лагунин / Пск. гос .

объед. ист.-архит. и худож. музей-заповедник. М.: Северный паломник, 2012. Т. 2: Вторая половина XVI–XVIII в .

С. 6-11: цв. ил .

Описание Иконы Оранты Мирожской второй половины XVI века копии с иконы XIII века .

Окулич-Казарин, Н. Ф. Спутник по древнему Пскову (любителям родной старины): посвящ. 1100-летию первого упоминания города в летописи / Н. Ф. Окулич-Казарин; [предисл., примеч. и общ. ред. Е. П. Иванова]. Изд .

3-е, юбил. Псков: Светоносец, 2001. 304 с .

Довмонт упоминается на с. 16–17,78–81, 86, 89, 94, 96–100, 154, 206, 216, 227 .

В книге русского военного юриста, генерал-лейтенант, краеведа Николая Фомича Окулича-Казарина (1849–1923) в историко-краеведческом очерке Пскова рассказывается о князе Довмонте (с. 16–17). Далее в путеводителе описывается гробница св. князя Довмонтова-Тимофея (с. 78–79) погребенного в Свято-Троицком Соборе г. Пскова, дается характеристика хранящегося меча (с. 79–81), описание Иконы благоверного князя Довмонта (с. 86), образ на Иконе Сретения богородицы (с. 89), упоминание в Соборном синодике (с. 94). Н. Ф. Окулича-Казарин дает описание Довмонтовой башни (с. 96–98), Довмонтовой крепости (с. 98–100). Упоминается церковь св. апостолов Петра и Павла с Бую (Буя), где рядом прошел последний бой князя Довмонта с немецкими рыцарями (с. 154). Автор книги дает описание иконы Знамения Божией матери, именуемой Мирожскою Спасо-Преображенского монастыря (с. 206), упоминает о Евфросинии (в монашестве Евпраксия, основательница Ивановского монастыря) тетке князя Довмонта (с. 216), по преданиям в церкви царя Костантина и матери его Елены в Пскове есть иконостас принесенный князем Довмонтом из Никитской церкви (с. 227) .

Преображенский А. С. Заметки о программе росписей церкви Рождества Христова в Довмонтовом городе / А. С. Преображенский // Древнерусское искусство: Художественная жизнь Пскова и искусство поздневизантийской эпохи: сб. статей / отв. ред. М. А. Орлова; [редкол.: А. Л. Баталов, Л. И. Лифшиц, М. А. Орлова, И. А. Стерлигова] .

М.: Северный паломник, 2008. С. 121–138: ил .

Автор статьи кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник кафедры истории отечественного искусства МГУ им. М. В. Ломоносова Александр Сергеевич Преображенский упоминает о фреске с портретом Довмонта в церкви Рождества на с. 126–127 .

Родникова И. С. Псковская школа живописи / И. С. Родникова // Псков: Памятники истории, культуры, архитектуры: в 2 т. / авт.-сост. Е. П. Матвеев. М.: ТЕРРА-Книж. клуб, 2003. Т. 1. С. 209–273. (Богатырская застава земли Русской) .

Автор статьи искусствовед Ирина Самуиловна Родникова (1940–2015) описывает Икону Богоматери Панагии, Оранты Мирожской второй половины XVI века копии с иконы XIII века на с. 220–221 .

Чижикова, Е. Изображения Святого Довмонта на фресках храмов Ярославля XVII века / Е. Чижикова // Псковский летописец: краевед. альманах / Гл. ред. Т. В. Вересова; худож. Г. И. Метченко. 2013. № 1 (8). С. 23–34 .

Евгения Георгиевна Чижикова, действительный член Российского Дворянского собрания (Ярославль), в статье упоминает о росписи святого образа князя Довмонта в на столпах храма Николы Мокрого в г. Ярославле, на колонне Воскресенского Собора в г.Тутаеве Ярославской области .

Русский святой — князь Довмонт-Тимофей Благоверный князь Довмонт, во святом крещении Тимофей, Псковский (?–1299) // Русские святые: 1000 лет русской святости / Жития собрала монахиня Таисия (Татиана Георгиевна Карцева). СПб.: Азбука, 2000. С. 333–335 .

Краткая житийная справка о Святом благоверном князе Довмонте-Тимофее, заступнике города Пскова .

Довмонт // Словарь исторический о святых, прославленных в российской церкви, и о некоторых подвижниках благочестия местно чтимых. [Репринтное воспроизведение издания 1862 г.]. М.: Книга, 1990. С. 85–87 .

Рассказывается о святости князя Довмонта-Тимофея, о его деяниях на благо Пскова и Руси .

Довмонт (в крещении Тимофей) Псковский, князь (1299) // Энциклопедия православной святости: в 2 т. / авт.сост. А. И. Рогов, А. Г. Парменов. М.: Лик пресс, 1997. Т. 1. С. 160–161 .

Краткая биография о святом Довмонте (в святом крещении Тимофей), о его подвигах и победах. Память благоверному князю отмечается 2 июня (по старому стилю 20 мая) .

Довмонт (Тимофей) (?–1299) // Православная энциклопедия / под ред. Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. М.: Церков.-науч. центр «Правосл. энцикл.», 2007. Т. 15: Димитрий — Дополнения к «Актам историческим». С. 519–527 .

Содержательная статья о святом благоверном князе Довмонте (Тимофее), основанная на исследованиях В. И. Охотниковой, А. В. Кузьмина, А. С. Преображенского .

Морозкина Е.Н. Кром // Морозкина Е. Н. Древний Псков. Кром и Довмонтов город: 1100-летию Пскова посвящается / Е. Н. Морозкина. М.: [б. и.], 2001. С. 3–46 .

Искусствовед Елена Николаевна Морозкина (1922–1999) рассказывая о Кроме, упоминает на с. 23 о принятии крещения Довмонтом в Троицком соборе, после чего его нарекли Тимофеем, о его молитве перед алтарём Троицкого собора накануне очередной битвы… Толстой М. Гробница св. князя Довмонта. Житие Благоверного князя Довмонта // Толстой М. Святыни и древности Пскова: сочинение графа М. Толстого / Граф М. Толстой. [Репринтное воспроизведение издания 1861 г.] Санкт-Петербург: АРС, 1993. С. 30–34. (Русские святыни и древности; ч. 2) .

Русский историк церкви граф Михаил Владимирович Толстой (1812–1896) в своей книге описывает гробницу св .

бл. князя Довмонта-Тимофея в Свято-Троицком Соборе Пскова, и публикует житие князя .

О князе Довмонте в художественной литературе Воскобойников В. Довмонтов меч: роман / Валерий Воскобойников. М.:ТЕРРА-Книжный клуб, 1998. 366 с .

(Отечество) .

Современный российский писатель Валерий Михайлович Воскобойников посвятил свой исторический роман князю Довмонту, правившему тридцать три года на Псковской земле, и в память о его славном княжении долгие века как святыня хранилась в псковском Свято-Троицком соборе — непобедимый МЕЧ ДОВМОНТА .

Гатилов П. Предание о Нальшанах: в 3 кн. Кн. 1: Довмонт / Павел Гатилов. Минск: Белорусская наука, 2008 .

461с .

Белорусский автор задуманной трилогии Павел Валентинович Гатилов посвятил первую книгу Нальшанскому княжеству и его князю Довмонту. События, описываемые в ней, относятся к тому периоду белорусской истории, когда могущественный князь летописной Литвы Миндовг начал процесс объединения соседних земель вокруг своего княжества, положивший началу образования Великого княжества Литовского. Автор строит сюжет своего повествования, основываясь на летописных сведениях о реально существовавших лицах и событиях, легендах о них, переплетая это с художественным вымыслом, введя новых героев, закручивая сюжетную линию с удивительно захватывающей интригой. Книга носит приключенческий и исторический жанр .

Гатилов П. Предание о Нальшанах: в 3 кн. Кн. 2: Дом Святой Троицы / Павел Гатилов. Минск: Белорусская наука, 2012. 586 с .

В увлекательной манере автор продолжает рассказ о летописном князе нальшанском Довмонте, который после убийства великого князя литовского Миндовга, спасаясь от преследования литовцев, вынужден был уйти со своими людьми в Псков, где принял крещение и вскоре был избран псковичами своим князем. Походы в Нальшаны и Литву, борьба с Ливонским орденом, оборона Пскова от рыцарей, участие в междоусобной борьбе русских князей, личная жизнь князя — вот основные сюжетные ходы второй книги. Как и в первой книге трилогии — «Довмонт» — повествование строится на летописной основе, переплетенной художественным вымыслом и захватывающей интригой .

Книга написана в приключенческом ключе и несомненно вызовет интерес у широкого круга читателей, особенно у любителей исторического жанра .

Калитин С. Б. Час волка: ист. роман / С. Б. Калитин. М.: Воениздат, 1994. 303 с .

Сергей Борисович Калитин, современный писатель, краевед из г. Снежное Донецкой области, отразил в историческом романе XIII век — правление князя псковского Довмонта. В то время Русь и Литва напрягают силы для борьбы с Тевтонским орденом. Всю свою жизнь Довмонт посвятил защите Русской земли, потеряв при этом горячо любимую жену и многих близких .

Каргалов В. Слава Довмонта Псковского / Вадим Каргалов // Синева берегов: сб. / сост. А. Бологов. Москва:

Современник, 1983. С. 47–70 .

Главы из повести «Меч города Пскова» писателя и историка Вадима Викторовича Каргалова (1932–2009) о псковском князе, который после смерти Александра Невского продолжал святое дело обороны северо-западных рубежей Руси от рыцарей-крестоносцев .

Рахманин Т. Сказание о забытом князе. «Не терпя обидим быти»: ист. роман. Т. 1–2 / Тимофей Рахманин; худож .

В. Бердышев. Псков: ЛОГОС Плюс, 2013. 723 с .

Тауфик Мидхатович Рахматуллин, современный псковский автор, рассказывает в своём историческом романе о князе псковском Довмонте-Тимофее (Доманте), о великом воине, который верой и правдой 33 года служил не только Псковскому княжеству, но и всей Руси. Автор отмечает, он не был рядовым князем и забыт незаслуженно. Это воин, который после смерти Александра Невского тридцать три года оберегал северо-западные границы русских княжеств от крестоносцев и не проиграл за свою жизнь ни одной битвы .

Исследователи о Довмонтовом городе (археологи, архитекторы, историки, искусствоведы, краеведы) Кадастр: Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области / [редкол .

В. И. Лещиков и др.]. Псков: ПГПИ им. С. М. Кирова, 1997. 734 с. [Электронный ресурс]: URL: http://cbsdno.ucoz .

ru/load/ehlektronnye_knigi_po_kraevedeniju/pskovskij_kraj/dostoprimechatelnye_prirodnye_i_istoriko_kulturnye_obekty_ pskovskoj_oblasti_kadastr_pskov_1997/6-1-0-19. (дата обращения: 23.03.2016) .

Краткая археологическая справка о Довмонтовом городе как памятник на с. 13 .

Псков через века. Памятники Пскова сегодня: [альбом] / сост. И. К. Лабутина. СПб.: ФЕРТ, 1994. 269 с .

Краткая историческая справка о Довмонтове городе на с. 197 .

*** Белецкий В. Д. Археологические данные к датировке крепостных стен Довмонтова города в Пскове / В. Д. Белецкий // Археологический сборник / Гос. Эрмитаж. Л.: Аврора, 1970. Вып. 12: Средневековье, античность, эпоха бронзы. С. 68–80 .

Археолог Василий Дмитриевич Белецкий (1919–1997) обнаружил многочисленные кладки каменных сооружений на территории Довмонтова города в Пскове, особое место занимают раскрытые в 1960–1961 гг. остатки крепостной стены, отделяющей эту часть Псковской крепости от территории Среднего города .

Белецкий В. Д. Довмонтов город / В. Д. Белецкий // Древний Псков: История. Искусство. Археология: новые исследования: [сборник статей / сост. С. Ямщиков; худож. Е. Семенов; фот. С. Зимноха и из арх. авт.]. М.: Изобразительное искусство, 1988. С.99–112. [Электронный ресурс]: URL: http://www.rusarch.ru/beletsky_v1.htm (дата обращения: 23.03.2016) .

Археолог, почетный гражданин Пскова (с 1995) Василий Дмитриевич Белецкий (1919–1997) в исследовательской статье рассказывает об археологических раскопках в Довмонтовом городе — каменной постройке XIII века, пристроенной для дополнительного укрепления Крома, расширения площади крепости и защиты городского посада Пскова. Название произошло от имени псковского князя Довмонта (1266–1299); о трех храмах, построенных князем Довмонтом — Тимофея — в 1268 году, Георгия — Георгия — 1269 и Федора Стратилата — в 1972 году .

Белецкий В. Д. Довмонтов город: архитектура и монументальная живопись XIV века / В. Д. Белецкий; [фот .

С. М. Малахов, А. В. Иванов]. Л.: Искусство, 1986. 147, [3] с.: [20] л. цв. ил .

В книге известного археолога Василия Дмитриевича Белецкого (1919–1997) опубликованы в полном объёме фрески XIV в. раскрытые археологическими раскопками экспедиции Государственного Эрмитажа в Довмонтовом городе Пскова .

Белецкий В. Д. Псковский кремль (Кром, Довмонтов город) / В. Д. Белецкий // Церковная археология: материалы Первой Всероссийской конференции, Псков, 20–24 нояб. 1995 г.: [в 3 ч.]. СПб.; Псков: [б. и.], 1995. Ч. 2:

Христианство и древнерусская культура. С. 125–135 .

В статье археолога Василия Дмитриевича Белецкого (1919–1997) рассматривается атрибуция храмов Довмонтова города на с. 128–133 .

Белецкий В. Д. Псковский кремль в планах и изображениях XVII–XIX вв. / В. Д. Белецкий; [отв. ред .

А. Н. Кирпичников]; Рос. АН, Ин-т истории материальной культуры. СПб.: [б. и.], 1997. 64 с .

В данном издании археолога Василия Дмитриевича Белецкого (1919–1997) рассматриваются планы Псковского кремля XVII–XIX вв., где присутствует и Довмонтов город, в изображениях иностранных путешественников, псковских исследователей и краеведов на с. 12–15,17–19, 26–29, 31–33. Довмонтов город на псковских иконах с. 41–47 .

Белецкий В. Д. Церковь Кирилла 1374 г. в Пскове: по материалам археологических раскопок / В. Д. Белецкий // Культура Средневековой Руси: [сборник] / АН СССР, Ин-т археологии; [отв. ред.: А. Н. Кирпичников, П. А .

Раппопорт]. Ленинград: Наука, 1974. С. 103-107. [Электронный ресурс]: URL: http://blagopskov.ru/articles/634 (дата обращения: 23.03.2016) .

О церкви Кирилла, открытой на территории Довмонтова города в Пскове .

Достопримечательности Псковской области / [сост. Л. И. Маляков]. 4-е изд., доп. Л.: Лениздат, 1987. 382 с .

О Довмонтове городе упоминается на с. 161–162 .

Древние укрепления г. Пскова: ист. описание / сост. И. И. Василев. Псков: Тип. Губернского правления, 1868 .

14 с. Ксерокопия .

В книге дореволюционного исследователя Ивана Ивановича Василёва рассматривается Довмонтово укрепление, его значение, в том числе первая каменная стена, построенная на южном склоне холма князем Довмонтом на с. 3–6 .

Иванов Е. П. Псков: Город-памятник: путеводитель-дневник / Е. П. Иванов, С. В. Кускова / [фот. С. В. Моисеев]. Псков: Стерх, 2004. 134 с .

Краткая справка о Довмонтовом городе на с. 13 .

Куликова И. А. Прогулки по Кремлю // Куликова И. А. Псковский Кремль: [путеводитель] / И. А. Куликова. Л.:

Лениздат, 1972. С. 48–72 .

В книге Инны Алексеевны Куликовой рассказывается в популярной форме о Довмонтовом городе, связанном с именем князя Довмонта на с. 55, 62–69 .

Морозкина Е. Н. Довмонтов город // Морозкина Е. Н. Древний Псков. Кром и Довмонтов город: 1100-летию Пскова посвящается / Е. Н. Морозкина. М.: [б. и.], 2001. С. 47–94 .

Искусствовед Елена Николаевна Морозкина (1922–1999) отмечает, что название Довмонтов город происходит от имени могучего защитника Пскова — князя Довмонта. Довмонт считается создателем второго пояса оборонительных стен Пскова. В пределах этой стены Довмонт построил несколько храмов. Е. Н. Морозкина описывает остатки строений (фундаменты церквей), сохранившиеся в Довмонтовом городе .

Морозкина Е. Н. Щит и зодчий: путеводитель по древнему Пскову / Елена Морозкина. Псков: Отчина, 1994 .

132, [2] с .

Искусствовед Елена Николаевна Морозкина (1922–1999) рассказывает о Довмонтовом городе, о раскопках проводимых на территории и сохранившихся фундаментах церквей на с. 17–23 .

Спегальский ю. П. Довмонтов город // Спегальский Ю. П. Псков: архит.-худож. памятники XII–XVII вв. / Ю. П. Спегальский; вступ. ст., коммент. П. А. Раппопорта. 2-е изд., доп. Л.: Искусство, 1978. С. 101–108 .

Известный архитектор, реставратор, художник и знаток псковского зодчества Юрий Павлович Спегальский (1909–1969) провёл историческое исследование Довмонтова города как памятника истории и архитектуры .

Спегальский ю. П. Довмонтов город // Спегальский Ю. П. Псков: художественные памятники / Ю. П. Спегальский; науч. ред. П. А. Раппопорт. [2-е изд.]. Ленинград: Лениздат, 1972. С. 113–119 .

Архитектор Ю. П. Спегальский описывает Довмонтов город на территории Псковского кремля .

Спегальский ю. П. Псков: историко-худож. очерк / Ю. П. Спегальский. Ленинград: Искусство, 1946. 64с .

В послевоенном путеводителе архитектора Спегальского Ю. П. дается краткое описание Довмонтова города с. 8–9, 27, 29, 52 .

Спегальский ю. П. Псков: путеводитель по старому городу / Ю. П. Спегальский; худож. А. Стройло. Псков: Псков. обл. типография, 2003. 264 с. (Тысяча сто лет Пскову) .

Довмонтов город как памятник истории и архитектуры упоминается на с. 25–26, 38 .

Степанов ю. В. Довмонтов город // Степанов Ю. В. Псковский кремль. От древности до наших дней / Ю. В .

Степанов. Псков: Издательский дом «Утро Пскова», 2016. С. 5–22 .

Известный псковский журналист, краевед Юрий Владимирович Степанов рассказывает историю Псковского кремля в т. ч. о Довмонтовом городе .

Шулакова Т. В. Ключевые памятники псковской школы культового зодчества // Шулакова Т. В. Храмы Пскова. Проблема сохранения великой традиции древнего зодчества / Т. В. Шулакова. Псков: Псков-Инфопресс,

2007. С. 36–130 .

В книге псковского искусствоведа Тамары Васильевны Шулаковой освещаются археологические исследования в Довмонтовом городе на с. 53–59 .

Увековечивание памяти о князе Довмонте-Тимофее Великой княгине Ольге и Псковским святым от благодарных потомков: [буклет] / [сост. Л. Ф. Русанова] .

Псков, 2004. 1 лист .

Достопамятные люди Земли Псковской: о памятнике св. Ольге скульптора В. М. Клыкова / [сост. Н. В. Государенко]. Псков: Изд-во Псков. обл. центра народного творчества, 2005. 20 с.: ил .

В вышеназванных буклете и брошюре рассказывается о псковских святых, изображенных на постаменте памятника княгине Ольге в Пскове в Детском парке (открыт 23.07.2003). Среди святых есть и барельефное изображение князя Довмонта на с.10 .

Первомайская улица // Краснопевцев В. Улицы Пскова: история в названиях / Валентин Краснопевцев. Псков:

Курсив, 1994. С. 128–129 .

В книге Владимира Павловича Краснопевцева (1933–2003) упоминается о существовании улицы Довмонтово, названной так в честь князя Довмонта-Тимофея, в г. Пскове в районе Запсковья до 1958 года .

Смирнов В. Г. Довмонт (дата рождения неизвестна, умер в 1299 году) — псковский князь // Смирнов В. Г .

Россия в бронзе: Памятник Тысячелетию России и его герои / Виктор Смирнов. Новгород: Русская провинция, 1993 .

С. 147 .

В книге кандидата исторических наук Виктора Григорьевича Смирнова описан памятник «Тысячелетие России». В сентябре 1862 года в Великом Новгороде произошло торжественное и знаменательное событие: в присутствии императорской семьи состоялось открытие уникального памятника. Его создали два замечательных скульптора — Михаил Осипович Микешин и Иван Михайлович Шредер. На данном памятнике есть и образ князя Довмонта, описание в книге дается в форме исторической справки о личности князя .

Проблемы увековечивания памяти князя Довмонта-Тимофея .

Год Довмонта в Пскове Донская О. На одной волне: Глава Пскова встретился со студентами / Ольга Донская // Псковские новости. 2016. 18 марта (№ 22). С. 3, 13. [Электронный ресурс]: URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ ID=750&ELEMENT_ID=7186&sphrase_id=4181649 (дата обращения: 24.03.2016) .

Молодёжный дискуссионный клуб «Форум» пригласил к разговору главу Пскова Ивана Цецерского. Заседание состоялось на базе Псковского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. В качестве темы был заявлен Год Довмонта Донская О. Гвоздь программы: утверждён план мероприятий Года Довмонта / Ольга Донская. Псковские новости. 2016. 11 марта (№ 19). С. 3. [Электронный ресурс]: URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ ID=748&ELEMENT_ID=7159&sphrase_id=4181649. (дата обращения: 24.03.2016) .

Памятник князю Довмонту может появиться на берегу Псковы [Электронный ресурс] // Псковская правда .

2016. 16 февр. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/news/25780. (дата обращения: 24.03.2016) .

От церкви Петра и Павла с Буя до Центра семьи по нижнему берегу Псковы, в новом сквере предполагается место для памятника .

Синцова С. Автор книги о псковском князе: вся жизнь Довмонта — это остросюжетный детектив и готовый роман / Светлана Синцова // Псковская правда. 2016. 3–9 февр. (5-В) С. 37. [Электронный ресурс]: URL: http:// pravdapskov.ru/rubric/6/13344/. (дата обращения: 24.03.2016) .

Руководитель общественного движения «Наследие Довмонта», автор исторического романа о Довмонте Тауфик Мидхатович Рахматуллин, рассказывая о себе, о сюжетной линии романа, упоминает о проведении конкурса на лучший проект памятника Довмонту и о месте его установки .

Синцова С. Автору лучшего проекта памятника Довмонту обещают 65 тысяч рублей: место для монумента нашли, но каким он будет — определит конкурс / Светлана Синцова // Псковская правда. 2016. 4 февр. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/rubric/6/13318. (дата обращения: 24.03.2016) .

Ефимова И. С новым Довмонтовым годом! / Ирина Ефимова // Псковские Новости. 2016. 22 янв. (№ 4). С .

6. [Электронный ресурс]: URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=736&ELEMENT_ID=7045&sphrase_ id=4181628. (дата обращения: 24.03.2016) .

Свершилось. 2016-й, объявленный Годом князя Довмонта, вступил в свои права. Первое в наступившем году заседание Клуба псковских краеведов, состоявшееся в областной научной библиотеке, стало своего рода генеральной репетицией Года Довмонта — самого любимого князя из всех, когда-либо княживших в городе Святой Троицы .

Синцова С. Легендарный Довмонт придет к псковичам по воде / Светлана Синцова // Псковская правда. 2016 .

12 янв. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/rubric/17/13217. (дата обращения: 24.03.2016) .

В 2016 году, объявленном в Пскове Годом Довмонта, проведут праздник в честь князя и поставят ему памятник .

Синцова С. Псковичи считают, что памятник Довмонту логичнее будет смотреться в Довмонтовом городе / С. Синцова // Псковская правда. 2016. 12 янв. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/rubric/17/13215 (дата обращения: 24.03.2016) .

Видеосюжет «Куда поставить памятник Довмонту» см. здесь же .

Стало известно, какие мероприятия планируются в Пскове в Год Довмонта [Электронный ресурс] // Псковская правда. 2016. 12 янв. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/news/25535 (дата обращения: 24.03.2016) .

Фестиваль, посвященный князю Довмонту, планируется провести в конце мая, но не в Псковском кремле, а на набережной реки Псковы. Об установке памятника Довмонту: среди предложений были: сквер на пересечении улиц Труда — Волкова — Леона Поземского, новый микрорайон Завеличья, рядом с мостом Александра Невского, площадь Ленина и непосредственно сам Довмонтов город .

Ефимова И. Мифы о Довмонте / Ирина Ефимова // Псковские новости. 2016. 12 февр. (№ 12). С. 6. [Электронный ресурс]: URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=742&ELEMENT_ID=7104&sphrase_id=4181628 .

(дата обращения: 24.03.2016) .

В Псковской областной универсальной научной библиотеке состоялся семинар для учителей истории и литературы, посвящённый жизни и деяниям князя Довмонта на Псковской земле. Так начал осуществляться масштабный план мероприятий Года Довмонта, главная цель которого – просвещение подрастающего поколения псковичей .

Годом Довмонта объявили 2016-й в Пскове: праздником займется оргкомитет // Псковская правда. 2015. 31 дек. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/news/25438/ (дата обращения: 24.03.2016) .

Годом князя Довмонта станет 2016 год в Пскове. Это решение было принято на 66-ой сессии Псковской городской Думы 29 декабря 2015 года. За наименование следующего года годом Довмонта проголосовало 18 депутатов .

Ефимова И. Как жили-были при Довмонте: молодой исторический праздник «Довмонт Псковский» пришелся горожанам по душе / Ирина Ефимова // Псковские новости. 2015. 5 июня (№ 51). С. 5, 12: фот.

[Электронный ресурс]:

URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=673&ELEMENT_ID=6498&sphrase_id=4181628 (дата обращения: 24.03.2016) .

Год Довмонта может состояться в Пскове // Псковская правда. 2015. 3 апр. (№ 34). С. 3: фот. [Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/news/23049 (дата обращения: 23.04.2016) .

2016 год в Пскове планируют назвать Годом Довмонта. Эта идея обсуждалась в ходе круглого стола, посвященного вопросу установки в городе памятника князю Тимофею-Довмонту .

В псковском Кремле вспомнят князя Довмонта-Тимофея // Псковская правда. 2014. 22 мая (№ 54). С. 2: фот .

[Электронный ресурс]: URL: http://pravdapskov.ru/news/19615 (дата обращения: 21.05.2014) .

1 июня в Довмонтовом городе Псковского кремля пройдет исторический праздник, посвященный 715-летию Псковского князя Довмонта-Тимофея .

Ефимова И. Памятнику Довмонту — быть! / Ирина Ефимова // Псковские новости. 2014. 17 апр. [Электронный ресурс]: URL: http://nwpskov.ru/content/articles/?SECTION_ID=658&ELEMENT_ID=6316&sphrase_id=4181628 (дата обращения: 24.03.2016) .

Яземова Е. Память есть, памятника нету / Е. Яземова // Стерх. 2013. 25 сент. (№ 39). С. 17 .

В Пскове состоялся круглый стол, посвященный увековечиванию памяти князя Довмонта-Тимофея .

Иванова Л. В Пскове может появиться памятник князю Довмонту / Л. Иванова // Псковская правда. 2013 .

24 сент. C. 3 .

19 сентября состоялся круглый стол на тему «Место князя Довмонта-Тимофея в истории Пскова и России» .

Псковичи обсуждали идею установки в Пскове памятника князю Довмонту .

Фильм о Довмонте Слове о мече и князе: документальный фильм / реж. А. Олиферук [Электронный ресурс]: URL: https://www .

youtube.com/watch?v=Qdulf_NOB3A (дата обращения: 24.03.2016) .

Князя Довмонта вдоль и поперёк изучили псковские студенты и школьники [Электронный ресурс] // Псковское агентство информации (ПАИ). 2011. 27 мая. [Электронный ресурс]: URL: http://informpskov.ru/news/77558.html (дата обращения: 24.03.2016) .

Презентация фильма «Слове о мече и князе» в Пскове проходила в Историко-краеведческой библиотеке им. И. И. Василёва 27 мая 2011 года на XVI Юношеской конференции, посвящённой 745-летию начала княжения в Пскове Довмонта-Тимофея .

Фильм — специальный проект телеканала «Россия-1 — Санкт-Петербург» режиссёра Алексея Олиферука. посвященный загадке уникального памятника оружейного искусства — меча святого Тимофея Псковского .

О Князе Довмонте для детей и юношества Пилявец В. В. И княжил тот князь во граде Пскове тридцать лет и три года // Пилявец В. В. И бысть сей град велик и славен: [очерки из истории земли Псковской] / Валерий Пилявец; худож. Е. Стефанская, фот. В. Пилявец. Псков: [б. и.], 2014. С. 3–32 .

Краевед Валерий Валентинович Пилявец в популярной форме рассказывает о княжении в Пскове князя Довмонта с 1266 по 1299 гг .

Пилявец В. В. «Потягнем за Дом Святой Троицы и свое Отечество» / Валерий Пилявец. Псков: [б. и.], 2016 .

40 с .

Краевед Валерий Валентинович Пилявец повествует о княжении в Пскове князя Довмонта с 1266 по 1299 гг .

*** Воскобойников В. М. Довмонт, князь Псковский: [для семейного чтения] / Валерий Воскобойников; худож .

П. Григорьев. М.: РОСМЭН, 2005. 62, [2] с.: ил. (Душа России. Отчизны верные сыны) .

Книга современного писателя Валерия Михайловича Воскобойникова повествует о жизни, трудах и чудесах святого благоверного князя Псковского Довмонта .

В лето 1266 года псковичи призвали княжить литовского князя Довмонта с дружиною — до этого он был князем в Литве .

Будучи искусным военачальником, Довмонт организовал оборону Пскова от нападения немецких рыцарей и литовских феодалов. Много раз немецкие рыцари осаждали Псков и каждый раз терпели поражение. Немало захватчиков полегло на псковских рубежах, прежде чем отучил их Довмонт в этих землях добычу искать .

Долгими годами спокойствия и процветания северного края отплатил литовский князь своей новой родине .

Книга, в которой рассказы о тех далеких событиях сопровождаются красочными иллюстрациями художника Петра Григорьева, прекрасно подходит для семейного чтения .

Полуян Е. Довмонтов меч / Елена Полуян; худож. В. Жеребцов. М.: АГРАФ, 1996. 16 с.: ил. (Введение в историю) .

Книга современной писательницы Елены Вадимовна Полуян интересна и познавательна, в ней доступным, простым языком рассказывается об исторических событиях: о том, как более семисот лет назад нашел Довмонт в городе Пскове убежище. Псковские бояре пригласили его стать князем псковским, о том, как полюбили в Пскове нового князя. Как не давал слабых в обиду, помогал бедным, и прослыл он полководцем мужественным, мудрым и справедливым, о том, как и после смерти праведный князь защитил свой город от врагов .

Святой благоверный Довмонт (Тимофей) Князь Псковский / [отв. за вып. В. В. Грозов; пересказ. для детей Масленицына И. А., Богодзяж Н. К.]. Минск: Белорусская Православная Церковь, 2009. 16, [1] с.: цв. ил .

Путь воина — один из славнейших жизненных путей христианина. Воинское дело сродни подвигу иночества, подвигу любви к Богу и людям. Ведь «нет больше той любви, как если кто положит жизнь свою за друзей своих», пожертвует собой для защиты более слабого. Поэтому совсем не случайно, что среди православных воинов мы видим столько святых, защитивших Христову веру, народ и Отечество. И все они вели битвы со злом не только на полях сражений, но и в своей душе. Меч их служил правде, а дела прославляли Господа. Об одном таком святом воине и пойдет речь .

Его звали князь Довмонт .

*** Яковлева Н. По городам и весям Древней Руси / Н. Яковлева // Наука и религия. 2015. № 5. С. 20–25: ил. (в т. ч .

на 4-й стр. обл.). (Семейное чтение) .

В разделе под заголовком «Сказание о псковском князе Довмонте и его граде» на с. 24–25 рассказывается о князе Довмонте и времени его правления во Пскове .

Святые Земли Псковской // Псковский край: путешествие в века: учеб. пособие по истории Псков. края для учащихся нач. школы / [авт.-сост.: Т. Б. Пасман, И. С. Левина, В. И. Герасимович, В. С. Кускова]; Гос. упр. образования Псков. обл., Псков. обл. ин-т повышения квалификации работников образования. Псков, 2013. С. 121–129 .

В краеведческом учебном пособии имеется краткая биография князя Довмонта причисленного к лику святых на с. 127–128 .

Борьба псковичей с немецкими феодалами в конце XIII века // Псковский край в истории России / сост., науч .

ред. Е. П. Иванов. 2-е изд., испр. и доп. Псков: ПОИПКРО, 2001. С. 13–14 .

В учебном пособии кратко рассматривается период княжения Довмонта с 1266 по 1299 гг .

Псковская вторая летопись о Довмонте; Сказание о Довмонте // Сборник документов и материалов по истории Псковского края (IX–XX вв.): учеб. пособие / Гл. упр. образования Администрации Псков. обл.; Псков. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова; [под ред. Е. П. Иванова]. Псков: ПГПИ, 2000 .

С. 23–26 .

В сборнике документов кратко представлены тексты о князе Довмонте из псковской летописи и сокращённый вариант «Сказание о Довмонте» .

Довмонтов город // Путешествие по городу Пскову. Кремль. Довмонтов город: (путеводитель школьника) / М-во образования Рос. Федерации, Псков. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова; [С. В. Архипова и др.; ред. Л. Я. Костючук]. Псков: ПГПИ, 1994. С. 39–44 .

Рассказывается в форме экскурсии о территории Довмонтова города, с какими событиями псковской истории связано имя Довмонта-Тимофея, о сохранившихся фундаментах церквей. Данное описание представляет интерес и для тех, кого интересует история Пскова .

Сказание о благородном князе Довмонте и о храбрости его // Рассказы русских летописей / пер. и сост .

Т. Н. Михельсон; рис. Т. Мавриной. М.: Витязь, 1993. С. 136–138. (Всемирная история для детей и юношества) .

«Сказание о благоверном князе Довмонте и о храбрости его» представляет собой житие святого князя Довмонта (в крещении Тимофея), правившего в Пскове с 1266 по 1299 год. Повесть, составленная во 2-й четверти XIV века, вошла в состав всех трех псковских летописей, перевод адаптирован для детского и юношеского чтения .

Образ Довмонта в художественной литературе Воскобойников В. М. Довмонт Псковский // Воскобойников В. М. Лики святых: [ист. повести] / В. М. Воскобойников; худож. К. Прокофьев. М.: Аквилегия-М, 2011. С. 149–222 .

Автор книги «Лики святых» Валерий Михайлович Воскобойников воссоздаёт яркий, образ князя Довмонта Псковского — имя этого выдающегося полководца прочно связано с историей христианства и государства российского. Живым и доступным языком даётся описание деяний князя Довмонта, что вызовет интерес для читателей среднего и старшего школьного возраста .

Каргалов В. Меч Довмонта // Каргалов В. Исторические повести / Вадим Каргалов; худож. И. П. Спасский. М.:

Детская литература, 1989. С. 151–198 .

Повесть писателя и историка Вадима Викторовича Каргалова (1932–2009) «Меч Довмонта» повествует о псковском князе, который после смерти Александра Невского продолжал святое дело обороны северо-западных рубежей Руси от рыцарей-крестоносцев .

Рабинович М. Меч Довмонта: [рассказ] // Рабинович М. Судьбы вещей: [рассказы: для сред. и ст. возраста] / М. Рабинович; [рис. Ю. Киселева]. [Изд. 2-е, доп.]. М.: Детская литература, 1974. С. 73–79 .

Автор книги Михаил Григорьевич Рабинович (1916–2000) — ученый-археолог, который много работал на раскопках городищ и курганов, над коллекциями наших музеев. Книга включает рассказов, в которых вы прочтете о разных событиях из истории нашей Родины, событиях больших и малых, где так или иначе участвовали вещи, и, следя за приключениями вещей, вы узнаете немало нового о жизни нашего народа. Один из рассказов называется «Меч Довмонта» .

–  –  –

Год назад, 6 августа, по инициативе Комитета по культуре Псковской области торжественно отмечалось столетие со дня подвига нашего земляка подпоручика Владимира Карповича КОТЛИНСКОГО. Это героическое и трагическое событие в истории Первой мировой войны произошло в 20 км от прусской границы, у русской крепости Осовец, построенной в 1882–1887 годах на территории так называемого Царства польского, входившего в состав Российской империи. В 1914 году германские войска взять её не смогли. В первую половину 1915 года не помогли и их тяжёлые орудия, привезённые под крепость .

24 июля (6 августа) в 4 часа ночи при попутном ветре немцы выпустили на неё ядовитые газы, и окопы перед крепостью со всем вооружением ими были взяты .

В контратаку против них послали сотню не столь сильно пострадавших от отравления солдат 13-ой и 8-ой рот, находившихся внутри крепости. Руководить ими поручили подпоручику Владимиру Котлинскому, окончившему столичное военно-топографическое училище и в начале войны направленному в Осовец .

С собой у него был только бинокль для осмотра позиций врага. Скрываясь за железнодорожной насыпью, они близко подобрались к захваченным немцами окопам. Удар был настолько внезапным и яростным, что убегавшие в панике увлекли за собой тех, кто находился сзади. На них обрушилась крепостная артиллерия, отбросив от крепости более 4 тысяч начинавших наступление. Было отбито остававшееся в окопах оружие. С подачи немецких историков, такой необычный для истории этой войны эпизод получил название «атаки или контратаки мертвецов» .

В конце боя Котлинского ранила в бок разрывная пуля, и он умер в тот же вечер. По настоянию матери Наталии Петровны, работавшей телеграфисткой на станции Псков ещё и до войны, тело сына успели вывезти из крепости. (В связи с общим отходом русских войск она была оставлена 9 (22) августа; её укрепления разрушили, а орудия увезли). Очевидно, его похоронили на воинской части кладбища при Мироносицкой церкви. По высочайшему повелению от 26 сентября 1916 г. Котлинского посмертно наградили орденом святого Георгия 4-ой степени .



Pages:   || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«ЧЕЛОВЕК И ВОЙНА. ЛАВРИНЕНКО ДМИТРИЙ ФЁДОРОВИЧ. Автор: Миненко Дмитрий, 9 класс. Руководитель: Перун Владимир Владимирович, учитель истории. Образовательное учреждение: МОУ "Средняя общеобразовательная школа №1" города Серпухова Московской области. MAN AND WAR. LAVRINENKO DMITRII FEDOROVICH. Minenko D. Дмитрий Федорович...»

«С ОД Е РЖ А Н И Е А. И. Куприн "ГРАНАТОВЫЙ БРАСЛЕТ" (О. И. Нестерова) Введение Жизнь и творчество История создания Анализ образов главных героев Сюжет Анализ текста Темы. Мотивы. Символы Тестовые задания для повторения Литература М. Горький "НА ДНЕ", "ДЕЛО АРТАМОНОВЫХ" (А. М. Гуторов) Введение...»

«Г М.В. Г М В З Москва УДК 008 ББК 71.4 Г85 Печатается по решению Ученого совета Государственного института искусствознания Рецензенты: доктор исторических наук Сергей Александрович Я, доктор культурологии, кандидат искусствоведения Петр Анатольевич К Гришин Михаил В...»

«Министерство образования и науки Республики Тыва Тувинский государственный университет Аннотации учебных программ дисциплин по специальности 21.05.04 (130400.65) Горное дело, специализации "Открытые горные работы"...»

«Бодрова Валентина Николаевна АНТИЧНЫЕ ОБРАЗЫ В ГОЛЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ X V H ВЕКА Специальность 17.00.04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ \ БЕСПЛАТНО ' ЭКЗЕМ ПГМосква 2005 Работа выполнена на кафедре всео...»

«ПЛАН ЧТЕНИЯ КНИГ НОВОГО ЗАВЕТА eemeurope.org | 1 ЧТЕНИЕ ТЕКСТА Советы читателям В зависимости от того, какому плану чтения Библии вы следуете, вы будете прочитывать до 16 страниц в день. Многим может показаться, что это довольно много...»

«И Солдатчина, и Пахотный Угол. "Народная трибуна" Поделиться Номер газеты: Дата публикации: 29.01.2014 пос. Первомайский И Солдатчина, и Пахотный Угол. В истории бондарских сёл, как в капле воды, отражается история росси...»

«HANDBOOK OF SYNCOPE A CONCISE CLINICAL APPROACH Behzad B Pavri MD FACC Professor of Medicine Director, CCEP Fellowship Thomas Jefferson University Hospital Philadelphia, USA Foreword Andrew E Epstein JAYPEE BROTHERS MEDICAL PUBLISHERS (P) LTD. New Delhi London Phil...»

«Общество Государство Выпуск 4 2014 Право Интерн ет -ж урнал http://gosuprav.ru/ Интернет-журнал "Общество, государство, право" ISSN 2309-4265 http://gosuprav.ru/ Выпуск 4 2014 http://gosuprav.ru/issue-4-14-2014.html URL статьи: http://gosuprav.ru/PDF/16OGP414.pdf УДК 355/359 Глушаченков Алексей Алексеевич Военная академия РВС...»

«КПРФ * Анатомия лжи в американской историографии гражданской войны в Испан. Page 1 of 19 Данная страница содержит материалы дискуссионного характера. Они могут не отражать официальную точку зрения Коммунистической Партии Российской Федерации и приводятся для ознакомления. По всем вопросам просьба обращаться к авторам. h...»

«Э. А. Черноухов. Медицинские заведения пермского имения Лазаревых 89 Э. А. Черноухов МЕДИЦИНСКИЕ ЗАВЕДЕНИЯ ПЕРМСКОГО ИМЕНИЯ ЛАЗАРЕВЫХ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.* В исследованиях по истории пермского имения Лазаревых в дореформенный...»

«Науковий часопис НПУ імені М. П. Драгоманова Сеферова Ф. А. Крымский инженерно-педагогический университет ПОЭЗИЯ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО В КРЫМСКОТАТАРСКИХ ПЕРЕВОДАХ: Т Р А Д И Ц И О Н А Л И З М И Н О В А Т О Р С Т ВО...»

«Н. А. Яцук ЭПОХА ТЕРРОРА 1793–1794 ГОДОВ: ОБЫДЕННОСТЬ, ЖЕСТОКОСТЬ ИЛИ ОЧИЩЕНИЕ? Время массовых казней и упрощения судебной процедуры, начавшееся в сентябре 1793 года и продлившееся вплоть до термидорианского перевор...»

«К ИНТЕРПРЕТАЦИИ ФИЛЬМА Ян КУЧЕРА ЕВА, или ПОИСКИ Личность Яна КУЧЕРЫ (1908–1977)—кинотеоретика, критика, историка и режиссера-документалиста—в истории чешского кино обладает знаковым смыслом. Кучера входил в число главных представителей левой кинокритики и чешского киноавангарда 30-х годов. В начале своего пути работал как редакто...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тульский государственный университет Кафедра ДИЗАЙН Конспект лекций дисциплины Ист...»

«Алексанян Нелли Арушановна, Филоненко Татьяна Владимировна МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЙ ОБЛИК ОТВЕТСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ И КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917-1922 ГГ.) В статье авторы обращаются к действиям ответственных служащих...»

«и кон, не считая перебора, тот и прикупает. Одии-то всех обстав­ ляет все время, рядом с ним лежит послушка, проныра, видать. Хватил он соседа пальцем за пупок, а пупок-то медом намазан был....»

«Рецензия: Правильно определён статус программы, содержание учебного материала соответствует примерной программе и заявленной авторской программе. Выдержаны все структурные единицы программы. В пр...»

«Серийный номер программы _ Версия Руководства от 6.02.2012г.2 САЙТ РАЗРАБОТЧИКА WWW.AUTOXP.RU ВВЕДЕНИЕ Настоящее издание предназначено для быстрого приобретения навыков работы с программой "ПС:Комплекс". Разработчики программы надеются, что освоение программы не доставит пользователям большого труда и не потребу...»

«Е.С. Холмогоров Конституция старого народа Историко-политическая концепция Карамзина История человеческой мысли знает не так уж много примеров столь разительной перемены взглядов, как та, которую пережил Н.М. Кара...»

«Общество с ограниченной ответственностью "Абзаково" (ООО "Абзаково") Участок предоставления услуг проката №2 Аквапарк УТВЕРЖДАЮ Директор ООО "Абзаково" Новикова О.Д. 2017г. ПРАВИЛА ПОЛЬЗОВАНИЯ УСЛУГАМИ АКВАПАРКА "АКВ...»

«На правах  укописи р ТРУТНЕВА ИРИНА ВАЛЕРЬЕВНА ВЛИЯНИЕ  БИЛИНГВИЗМА НА  ФОРМИРОВАНИЕ  ОБРАЗА  МИРА КОРЕННЫХ НАРОДОВ  САХАЛИНА (на  материале  нивхов) 19.00.01  -общая  психология, психология личности, история психологии А...»

«Вестник Томского государственного университета. 2016. № 409. С. 61–67. DOI: 10.17223/15617793/409/9 УДК 94(57) В.П. Зиновьев ПРОМЫШЛЕННОСТЬ, ПРОМЫСЛЫ, РЕМЕСЛА И ТОРГОВЛЯ В СИБИРИ В XVIII в. – 1820-е гг. Выполнено в рамках ра...»

«59 ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ И ПСИХОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСТАНОВОК В ТРАДИЦИЯХ И ИННОВАЦИЯХ СТАРООБРЯДЧЕСТВА КАРНЫШЕВ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой социальной и экономич...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.