WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 

«Конфуций. Идущая сегодня в России дискуссия о соотношении нравственности и религии приобрела поистине тотальный характер. Об этом говорят руководители страны, спорят религиозные ...»

«Когда ясно, в чем заключается истинная нравственность, то и все

остальное будет ясно»

Конфуций .

Идущая сегодня в России дискуссия о соотношении нравственности и

религии приобрела поистине тотальный характер. Об этом говорят

руководители страны, спорят религиозные деятели, ученые – обществоведы

и журналисты .

Вопрос о взаимосвязи морали и религии обсуждается уже не одну сотню

лет и по-прежнему остается без ответа. Одни мыслители твердо убеждены в

невозможности безрелигиозной морали, а другие не в меньшей степени уверены в первичности и самодостаточности моральных императивов .

Существует также промежуточная точка зрения, согласно которой нельзя говорить ни о «морали вообще», ни о «религии вообще», поскольку они всегда обусловлены культурно – историческими обстоятельствами, и в каждом конкретном случае их взаимозависимость и взаимовлияние оказываются различными .

Валерий Финогентов – доктор философских наук, профессор в своей публикации «О взаимоотношениях религии и нравственности: теоретическое введение и иллюстрации (часть 2)» очень ярко с помощью примеров показал решение проблемы взаимоотношений религии и нравственности мыслителями различных эпох и проиллюстрировал своеобразие указанных периодов в развитии культуры.

Этих периодов было пять:

1. Период архаической (синкретической, минимально дифференцированной) культуры. В этот период нравственность и религия ещё не сформировались. Их «зародыши», элементы, потенции существовали тогда в лоне синкретического сакрализованного этоса .



2. Период дифференциации культуры. В это время формируются первые относительно самостоятельные секторы культуры (экономика, военное дело, политика); на поздней стадии этого периода начинается автономизация религии и нравственности .

3. Период «первой волны» формирования полицентрической культуры. В это время нравственность обретает относительную самостоятельность по отношению к религии .

4. Период моноцентрической (религиоцентрической) культуры .

В этот период религия занимает доминирующее место в культуре, в частности, по отношению к нравственности .

5. Период «второй волны» формирования полицентрической культуры. В течение этого периода нравственность обретает всё большую самостоятельность по отношению к религии. Между религией и нравственностью складываются в это время многомерные отношения .

Платоновский диалог «Евтифрон» является одной из первых попыток осмысления взаимоотношений религии и нравственности в истории культуры. Названный диалог завязывается в связи с острой религиозноморальной ситуацией. Разумеется, в этом диалоге, как и обычно у СократаПлатона, не даётся окончательных ответов на сформулированные вопросы .

В частности, не даётся окончательного ответа на вопрос о соотношении религиозных категорий, то есть благочестивого (нечестивого) и богоугодного, и этических категорий, то есть справедливого (несправедливого), доброго (злого). Но сам этот вопрос формулируется здесь вполне отчётливо. Позицию Сократа, представленную в рассмотренном диалоге, вполне можно рассматривать как одно из первых в истории философии указание на автономию (относительную независимость, самостоятельность и самоценность) нравственного и религиозного. Этот пример интересен не только тем, что он – одно из первых обсуждений взаимоотношений нравственности и религии, но и тем, что здесь зафиксирован сам процесс обретения религией и нравственностью своей специфики и автономности. В более широком смысле этот пример иллюстрирует своеобразие «первой волны» становления полицентрической культуры .





Валерий Финогентов ко второму периоду развития взаимоотношений религии и нравственности относит анализ, предпринятый С. Кьеркегором в работе «Страх и трепет». Сам по себе он очень интересен, глубок и результативен. Кьеркегор (1813 – 1855) – убежденный сторонник религиоцентрической культуры, формулировавший проблемы взаимоотношений религии и нравственности в условиях «второй волны»

становления полицентрической культуры. Но он переносит свои оценки и предпочтения на принципиально иной период истории культуры, поскольку осуществляет свой анализ соотношения религии и нравственности на примере ветхозаветного сюжета об Аврааме и Исааке. Главный итог кьеркегоровского анализа: религиозное выходит за пределы этического, религиозное выше этического. Данное утверждение соответствует историкокультурной действительности, потому что, во – первых, религия на самом деле выходит за пределы нравственности, и, во-вторых, религия на самом деле стремилась и стремится быть выше нравственности .

Совершенно иначе, чем С. Кьеркегор, оценивает взаимоотношения религии и нравственности Иммануил Кант. Немецкий философ обсуждает этот вопрос во многих своих работах, но неизменно приоритет во взаимоотношениях религии и нравственности он отдаёт нравственности (морали). Как известно, Кант даже пытался «доказать» моральную необходимость бытия Бога. В «Критике чистого разума» он писал в связи с этим: «Моральный закон через понятие высшего блага как объект и конечную цель чистого практического разума ведёт к религии, т. е. к познанию всех обязанностей как божественных заповедей, не как санкций, т. е. произвольных, самих по себе случайных повелений чуждой воли, а как неотъемлемых законов каждой свободной воли самой по себе, которые, однако, необходимо рассматривать как заповеди высшей сущности, потому что высшего блага, которое моральный закон обязывает нас полагать предметом наших стремлений, мы можем ожидать только от морально совершенной (святой и благой) и вместе с тем всемогущей воли, следовательно, благодаря соответствию с этой волей» 1. В статье «О неудаче всех философских попыток теодицеи» Кант подчёркивает, что «понятие Бога, пригодное для религии… должно быть понятием о нём как о моральном существе» 2. В «Религии в пределах только разума» он вновь указывает, что «мораль неизбежно ведёт к религии», так как «если мыслить самое строгое соблюдение морального закона как причину достижения высшего блага (как цели), – то, поскольку человеческой способности недостаточно, для того чтобы привести счастье в мире в полное согласие с достойностью быть счастливым, необходимо признать всемогущее моральное существо как владыку мира, промыслом которого это и совершается» 3. Резюмируя кантовское рассмотрение взаимоотношений религии и нравственности, следует выделить следующие важные моменты: 1) Кант не только зафиксировал самоценность нравственности и её автономность по отношению к религии, но указал на её фундаментальную роль в культуре, на её человекоформирующую функцию .

2) Будучи современником разворачивающихся в Европе процессов секуляризации культуры и активным деятелем «второй волны» становления полицентрической культуры, Кант в своём стремлении редуцировать религию к нравственности недооценил экзистенциальную и социальную необходимость религии и, соответственно, – своеобразие социокультурных функций религии .

Сергей Булгаков представитель моноцентрической (религиоцентрической) культуры уверен, что «нравственность коренится в религии», что нравственность «имеет корни в религиозном сознании» 4. Он убеждён в том, что «нравственность неизбежно разлагается вместе с упадком религии, хотя это и может маскироваться смягчением нравов и поднятием личной годности». Русский мыслитель указывает: «Хотя этика и не Кант И. Критика практического разума. СПб, 1995, с. 232 Кант И. Трактаты и письма. М., 1980, с. 61 Там же, с. 81, с. 82 - 83 Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994, с. 130, 45 покрывает собой религии, но в ней и только в ней, находит она основу» .

«Автономная этика, – продолжает он, – есть или прямое глумление над добром, каковое совершается в утилитаризме, или аффектация и поза, ибо любить этическое «добро», закон, категорический императив можно не ради него самого, а только ради Бога, голос Которого слышим в совести» 5 .

Зависимость нравственности от религии, вторичность нравственности по отношению к религии, в соответствии с данной позицией, – это одна сторона их взаимоотношений. Другая сторона этих взаимоотношений, по Булгакову, состоит в том, что религия «в целостности своей находится выше морали и потому свободна от неё» 6. Здесь русский философ отстаивает, по сути, ту же позицию, что и С. Кьеркегор, писавший, как мы помним, о возможности «религиозного устранения этического». Каковы аргументы Булгакова? Они весьма откровенны и очень показательны. Необходимо сказать, что в них явно просматривается своеобразное высокомерие по отношению к нравственности. «Нравственность, предполагающая греховное раздвоение, борьбу добра со злом в человеке, – указывает он, – не может иметь безусловного религиозного значения». «Как связанная не с субстанциальностью, но с модальностью человеческого существа, как плод первородного греха, нравственность, – пишет он далее, – вообще не представляет собой вершины, абсолютной грани, она преодолима…» .

«Человек, – подчёркивает религиозный мыслитель, – должен быть способен моралью» 7 .

подниматься и над Яркие примеры «преодоления нравственности» Булгаков находит в Библии .

Я полагаю, что С. Н. Булгаков вполне адекватно и последовательно выразил сущность христианского (можно сказать, – теистического) подхода к решению проблемы взаимоотношений религии и нравственности. Здесь следует иметь в виду, что это решение содержится уже в основополагающих изречениях Иисуса, согласно которым человек должен возлюбить Бога Там же, с. 48,49 Там же, с. 46 Там же больше, чем самого себя, и других людей (ближних) как самого себя. Этими христианскими основоположениями, как видим, однозначно устанавливается иерархия: взаимоотношения человека и Бога (сфера религии) выше, чем взаимоотношения людей (сфера этики). Так что обсуждаемая позиция Булгакова, повторяю, является вполне христианской. В то же время это – последовательно христианское (теистическое) – решение проблемы взаимоотношений религии и нравственности не может не настораживать .

Рассмотрев позиции о взаимоотношениях нравственности и религии четырех периодов, хотелось бы осветить решение проблемы этих взаимоотношений, с которым согласен и автор работы, предлагаемое современным американским философом, видным представителем светского гуманизма Полом Куртцем .

Он категорически не согласен с религиозными мыслителями, утверждающими, что «если человек не верует в Бога, то он не может быть нравственным». Это утверждение ошибочно, указывает он, хотя бы потому, что оно противоречит фактам. Действительно, в мире много людей, которые не веруют в Бога, но ведут нравственный образ жизни. Он сомневается также в наличии рационально доказуемой связи между признанием существования Бога - Творца и основными моральными принципами. «Люди, – подчёркивает он, – способны быть честными, правдивыми, искренними и справедливыми и без божественных санкций». Куртц предполагает, что не утверждение, а, скорее, отрицание существования Бога является необходимым условием для отчётливого осознания того, что «человеческие существа автономны, и что мы ответственны за наши собственные судьбы и судьбы наших близких». Возможно, пишет он далее, только отрицая существование Бога, «мы сможем, собираясь с духом и обретая мужество, создать этику, основанную на реалистической оценке природы и осознании фундаментального значения общих моральных принципов. Вероятно, только тогда мы получим возможность создать аутентичное светское общество и жить в соответствии с гуманистическими принципами и ценностями» 8 .

П. Куртц считает, таким образом, что нравственность имеет собственно человеческую природу. Нравственность, убежден он, естественно присуща человеку. Одна из его статей так и называется «Нравственность естественна»

(«Morality is Natural»). В своих исследованиях он разрабатывает интересный вариант гуманистической этики. Такая этика исходит из того, что нравственность «изначально коренится в собственном человеческом восприятии добра и зла». Гуманистическая этика «пытается предложить поведения» 9 .

некоторую рациональную основу нравственного Она утверждает существование базовых моральных принципов, признаваемых во всех цивилизованных обществах. К этим принципам относятся, в частности, честность, надёжность, доброжелательность и справедливость. Важнейшими основоположениями такой этики являются также выдержанность (humility), состоящая в готовности «к разочарованиям и трудностям в ситуации нравственной дилеммы», и «необходимость быть терпимым (tolerance) к различным стилям жизни» .

Существенной стороной позиции П. Куртца является резко критическое, можно сказать, просветительское отношение к религии и, соответственно, к религиозной этике. Характеризуя такую этику, он пишет: «Величайший обман рассуждать во имя Бога о поступках добрых и злых, когда они фактически вырастают изнутри исторической культурной традиции и лишь впоследствии освящаются или осуждаются церковными доктринами и институтами» 10. Более того, Куртц полагает, что «возможности этической жизни могут быть полностью реализованы только тогда, когда мы разорвём оковы теистической иллюзии и поднимемся на новую ступень творческого развития». «Мы должны, – настаивает он, – преодолеть моральные учения, основанные на искушении потусторонним и оккультном изображении Курц П. Запретный плод. Этика гуманизма. М., 2002, с. 13, 15 Там же, с. 18 Там же, с. 15 реальности». Гуманистическая, светская этика, убежден он, является более высокой ступенью в развитии нравственности, сравнительно с этикой религиозной. «Этические учения, основанные на идее трансцендентного, – пишет он в этой связи, – появляются на низшей ступени моральной эволюции, когда возвеличивались главным образом повиновение заповедям и непоколебимая верность правилам, а не автономный этический выбор. Этика гуманизма, напротив, обращена к зрелой личности, способной на обдуманное этическое поведение. Можем ли мы не сказать, что индивид достиг более зрелой степени морального развития, если он стремится брать на себя ответственность за свой выбор?» .

По мнению Финогентова В., в подходе П. Куртца содержится очень много ценного и перспективного. В частности, он совершенно прав, подчёркивая автономность и самоценность нравственности, указывая на её фундаментальную для развития человека и общества роль. Значительный интерес представляет также развиваемый им вариант гуманистической, светской этики. Заслуживает полной поддержки его идея создания планетарной этики. Во всех этих отношениях он рассуждает как представитель современного плюралистического общества и формирующейся полицентрической культуры .

В то же время его отношение к религии и к религиозной морали является, по мнению Финогентова, излишне негативным. Конечно, в его критике религии и теистической морали есть много справедливого. Однако, он недооценивает значимость для современного мира религиозной поддержки нравственности. Разумеется, можно предположить, что в будущем значение религии для поддержки нравственности будет уменьшаться. Но даже если это произойдёт, то, скорее всего, в обозримом будущем эта роль религии, всё-таки, останется достаточно масштабной .

Безусловно, проблема взаимоотношений религии и нравственности будет волновать умы ещё нескольких сотен поколений. Веяние времени заставляет современного человека обращаться к данной проблеме все больше и больше. Углубляясь в историю развития культуры, мы видим весьма разнообразное понимание терминов «религия» и «нравственность». Прочитав периодические издания и пообщавшись с глубоко верующими людьми на эти вопросы находятся весьма разные ответы. Автор данной работы придерживается определения понятия «религия», данное Львом Николаевичем Толстым в его произведении «Религия и нравственность» .

Толстой пишет: «Слову «религия» приписываются обыкновенно три различных значения. Первое то, что религия есть известное, данное богом людям истинное откровение и вытекающее из этого откровения богопочитание. Такое значение приписывают религии люди, верующие в какую-нибудь одну из существующих религий и считающие поэтому эту одну религию истинною. Второе значение, приписываемое религии, то, что религия есть свод известных суеверных положений и вытекающее из этих положений суеверное богопочитание. Такое значение приписывается религии людьми неверующими вообще или не верующими в ту религию, которую они определяют. Третье значение, приписываемое религии, то, что религия есть свод придуманных умными людьми положений и законов, необходимых грубым народным массам как для их утешения, так и для сдерживания их страстей и для управления ими. Такое значение приписывают религии люди равнодушные к религии, как религии, но считающие ее полезным орудием государственности .

Религия по первому определению есть несомненная, непререкаемая истина, которую желательно и даже обязательно для блага людей распространять между ними всеми возможными средствами .

По второму определению религия есть собрание суеверий, от которых желательно и даже обязательно для блага человечества всеми возможными средствами избавлять людей .

По третьему определению религия есть известное полезное для людей приспособление, хотя и не нужное для людей высшего развития, необходимое, однако, для утешения грубого народа и для управления им, и которое поэтому необходимо поддерживать» 11 .

В толковом словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой дается следующее определение понятия «нравственность» - это внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами. Электронный ресурс «ВикипедиЯ» трактует нравственность как внутреннюю установку индивида действовать согласно своей совести и свободной воле — в отличие от морали, которая является внешним требованием к поведению индивида, наряду с законом .

Наше время породило собственные мифы о религии и нравственности, например ностальгическое представление о нравственности советского человека и общества в отличие от современного периода. Мы не будем здесь выяснять причины высокой оценки недавнего советского прошлого многими российскими гражданами, как пожилыми, так и молодыми. Важно отметить следующее: как показывают исследования «Левада - центра», на самом деле за 20 лет сколько-нибудь значительных изменений в ценностных установках населения не произошло .

В современных дискуссиях о проблемах связи религии и нравственности большое место отведено проблемам воспитания и образования .

По этому поводу высказывается практически единодушное убеждение в необходимости приобщения людей к культурно-этическим основаниям российской цивилизации и нравственного воспитания, прежде всего, детей и молодежи. Разногласия возникают между теми, кто считает, что в школьном курсе «Духовно-нравственная культура» должно происходить изучение традиционных религиозных ценностей, и теми, кто полагает, что это противоречит светскому характеру российского государства. При этом православные лоббисты этого курса, парадоксальным образом забыв о необходимости борьбы с «тлетворным влиянием Запада», апеллируют Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 39, Государственное Издательство Художественной Литературы, Москва – 1956, стр. 3-26 .

именно к западному опыту преподавания религии в школе, не вдаваясь при этом в анализ культурно-исторического контекста той или иной страны, точнее, не интересуясь реальным положением дел, которое к тому же постоянно изменяется .

Светских и конфессиональных участников споров о преподавании нравственности объединяет общая уверенность в самой возможности такого преподавания. Иначе говоря, они полагают, что нравственность формируется дискурсивным образом и зависит от качества и смысла произносимых слов .

Эта уверенность вытекает из общей просвещенческой установки российского образования и веры в наличие у людей «духпотребностей», то есть она опирается на традиционное представление о человеке как о биосоциальном существе, которое, во-первых, заимствовано из далекого прошлого, а вовторых, является лишь одной из возможных точек зрения. Религия в таком понимании образования играет роль средства, санкционирующего и освящающего некое упорядоченное мировоззрение, частью которого является нормативное знание о нравственных категориях и принуждение к их исполнению. Однако преподавание «духовно-нравственной культуры», если оно вообще осуществимо, может быть успешным только в том случае, если соответствует реальности за стенами учебных заведений (как, впрочем, и внутри них). В противном случае получается та же история, что и с великой русской литературой: ее все признают, но мало кто читает .

Сторонники религиозного образования уверены в том, что оно принесет пользу, поскольку, по их мнению, религия не может научить ничему плохому. Такое мнение имеет право на существование, хотя история человечества знает большое количество совершенно противоположных примеров. Тем не менее, никто не будет спорить с тем, что каждый человек с раннего детства должен знать «золотое правило» нравственности («Итак, во всем как хотите, чтобы с Вами поступали люди, так поступайте и Вы с ними, ибо в этом закон и пророки. Мат. 7:2), которое является фундаментальным принципом христианской этики. Однако, во-первых, это правило присутствует и в нехристианских культурах, являясь универсальной нравственной формулой всего человечества. Во-вторых, что важнее, возможность его исполнения основана на доверии к Другому как к равному себе Божьему творению. Действительно, если мы должны поступать так, как мы хотим этого от других людей, мы по определению предполагаем в них способность к нравственному и ответственному действию. «Золотое правило» – это не закон одиночки на необитаемом острове. Оно подразумевает, что человек есть социальное существо, которое находится во взаимоотношениях с другими людьми. Оно постулирует автономную волю человека, которая равна всем другим автономным волям .

Однако самой трагической чертой современных дискуссий о соотношении религии и нравственности является убеждение в том, что моральный уровень россиян можно поднять указами сверху, приняв, например, решение о преподавании соответствующего курса в школе, о запрещении «безнравственных» телевизионных программ или пробормотав мантры об особой духовности русского народа. Это обстоятельство свидетельствует о том, что в нашем обществе совершенно отсутствует понимание морали как способности ответственного и свободного человека делать выбор, оценивать свои действия, критически относиться к жизни во всех ее проявлениях и иметь чувство собственного достоинства. Моральное сознание как выражение автономной воли возникает только в самом индивиде, оно ни в коем случае не может быть привнесено сверху, поскольку в этом случае речь идет не о морали, а о внешнем принуждении к соблюдению конвенциональных общественных норм. Моральный индивид не ДОЛЖЕН быть верующим или неверующим, но он МОЖЕТ быть тем или другим в соответствии со своим свободным выбором .

Список использованной литературы:

1. Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994, с. 130, 45

2. Кант И. Критика практического разума. СПб, 1995, с. 232

3. Кант И. Трактаты и письма. М., 1980, с. 61

4. Курц П. Запретный плод. Этика гуманизма. М., 2002, с. 13, 15

5. Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 39, Государственное

Издательство Художественной Литературы, Москва – 1956, стр. 3Финогентов В. О взаимоотношениях религии и нравственности:

теоретическое введение и иллюстрации (часть 2). Журнал «Здравый смысл», № 3 (48), 2008



Похожие работы:

«© РГУТИС ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ СМК РГУТИС УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА" Лист 2 из 65 1. Аннотация рабочей программы дисциплины (модуля) Дисциплина "Римское право" является...»

«ЖРЕЧЕСКИЕ КОЛЛЕГИИ И САКРАЛЬНЫЕ ОБРЯДЫ РАННЕЙ РЕСПУБЛИКИ Подборка по изданию: История Древнего Рима. Тексты и документы / Под ред. В.И.Кузищина. М., 2004. Т. 1 (Тема № 5). Римляне...»

«ЕСЛИ НЕ ЖЕЛАТЬ БЫТЬ СЛЕПЫМ Выступление по английскому радио Лондон, 26 февраля 1976 Радиостанция Би-Би-Си гостеприимно предложила мне высказаться: как я, иностранец, изгнанник, вижу сегодняшний Запад, и в частности вашу страну. Посторонний взгляд может нести нечто свежее. Я хочу...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" Кафедра политологии, истории и регионоведения УТВЕРЖДАЮ Декан...»

«GG& STUDIES ENDER К ниж ная сери я ГЕНДЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ* осн о ван а в 2001 году п р и поддерж ке Ф онда Дж. Д. и К Т. М акартуров Редакционный совет серии Рози Брайдотти Ольга Воронина Елена Гапова...»

«АЛЕКСАНДР КУЛЕБЯКИН И ОВАНЕС ТУМАНЯН А.А. ЗАКАРЯН Русский генерал-майор, терский казак Александр Парфеньевич Кулебякин ( 1 8 7 1 ? ) был яркой личностью, сочетавшей в себе талант военного, поэта и общественного деятеля. Многогранная деятельность А.Ку...»

«Валентина Малышева (Петрозаводская государственная консерватория им. А. К. Глазунова) ПОЭЗИЯ О. МАНДЕЛЬШТАМА В ТВОРЧЕСТВЕ ЕЛЕНЫ ФИРСОВОЙ (К ВОПРОСУ О ТРАДИЦИЯХ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОЭТИЧЕСКОГО ТЕКСТА) Взаимодействие слова и звука – одна...»

«Сергей Нечаев ИСТОРИЯ РОССИИ НА ПАЛЬЦАХ Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям Издательство АСТ Москва УДК 94(97) ББК 63.3(0)8 Н59 Нечаев, Сергей.Н59 Русская история на пальцах / Сергей Нечаев — Москва : Издательство АСТ, 2017. — 352 с. — (Библ. вундеркинда). ISBN 978-5-17-101814-6. Удивительно, как...»

«Глава 1 М айлз расставлял тарелки по столу. Белый сервиз с голубым орнаментом — витиеватые цветы и затейливые изображения старых китайских деревень, в которых никто из членов его семьи никогда не бывал. Фарфор из Поднебесной, как называл его отец, достался им от бабушки и использовался только по воскресеньям и по праздникам. И хотя был...»










 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.